mbla: (Default)
Она часто заходила к нам в сад. Не исключено, что иногда бывала у нас её сестра, или бабушка. Мы не истинные естествоиспытатели и не пометили панцырь.

Иногда ей случалось пообщаться с Гришей. И добром это не кончалось - после таких нежданных встреч бедная маленькая черепашка в полной беспомощности лежала на спине, пока мы не находили её где-нибудь на дорожке и не переворачивали.

Наконец приехал любящий Сенька. В детстве у него была подруга-черепаха...



Read more... )
mbla: (Default)
Она часто заходила к нам в сад. Не исключено, что иногда бывала у нас её сестра, или бабушка. Мы не истинные естествоиспытатели и не пометили панцырь.

Иногда ей случалось пообщаться с Гришей. И добром это не кончалось - после таких нежданных встреч бедная маленькая черепашка в полной беспомощности лежала на спине, пока мы не находили её где-нибудь на дорожке и не переворачивали.

Наконец приехал любящий Сенька. В детстве у него была подруга-черепаха...



Read more... )
mbla: (Default)
Мы поднялись на верхотуру - минут 7 на машине наверх, на холм, до упора, до конца дороги







Read more... )
mbla: (Default)
Мы поднялись на верхотуру - минут 7 на машине наверх, на холм, до упора, до конца дороги







Read more... )
mbla: (Default)
Завтра в Париж.

Конец лета. Сентябрь. Ещё один прошёл год – не зимами, но лЕтами исчисленье.

Уезжать трудно – каждый раз страшно – подстерегает всегдашний а вдруг... – блестит серый дикий камень под солнцем, а внутри белые шершавые прохладные стены, и ветер по спине из сада, и в верхушках сосен – сегодня волны на море.

И плаванье – одинокое дело – задумчивое – кажется, не так уж и хочу с аквалангом – эту тёплую воду хочется чувствовать телом, – и запах, и вкус, и соль. Взмахи золотых хвостов, пролёт попугайной рыбки, шум в ушах, шипенье, волны хлопаются о камни.

Мы недавно плавали вдоль скального берега полуострова Жиен неподалёку от нас. Ехали по песчаной косе, мимо солёных озёр, примыкающих к морю, и там фламинго – изогнутые, движутся, как в замедленном кино. Потом на конце косы вырастают дикие заросшие лесом скалы. Когда-то это был остров – как другие тут острова – лесные горы карабкаются из моря. Косу потом нанесло. Год назад мы ходили там по приморской тропе – и сверху я жадно глядела в море, предвкушая погруженье.

А сейчас – мы плыли вдоль берега два часа, потом два обратно, не выходя, – и кажется, скорость была такая же, как пешком по тропе, только – в этой тёплой воде движенья были естественны, как взмахи хвоста – и заплывали в тёмно-зелёные гроты, и глядели в тёмно-сверкающую на просвет воду, и вверх на скальные морды, и вниз в синее бездонье.

Я хотела за этот месяц отдать себе долги – записать всё, что давно вертится в голове – и откладывается в тот самый долгий-предолгий ящик – но нет – ведь на год надо нахвататься – хоть и неба, как синий воздушный шарик, – плавать, смотреть, как ужинает геккон – подкрадывается по стенке к прилетевшей к фонарю мошке – небыстро, осовательно – раз – молниеносный язык – и нету мошки. Впрочем, вчера спасся мотыль – улетел в последнюю секунду.

Синее-зелёное-рыжее прошито золотом.

Небось, Даррелл теперь лежит котиком на отмели, как хотел, а Моуэт получит в жёны чудесную добрую волчиху.

Я, конечно, до дельфина не дослужусь, но может, сделают меня в будущей жизни китом – буду задумчиво плавать по океану, пускать фонтан до небес и остерегаться русских и японцев, чтоб не попасть в консервы «кит с горохом», которые в шестидесятые продавали на углу Малого и Пятой линии в магазине «Детское питание».
mbla: (Default)
Завтра в Париж.

Конец лета. Сентябрь. Ещё один прошёл год – не зимами, но лЕтами исчисленье.

Уезжать трудно – каждый раз страшно – подстерегает всегдашний а вдруг... – блестит серый дикий камень под солнцем, а внутри белые шершавые прохладные стены, и ветер по спине из сада, и в верхушках сосен – сегодня волны на море.

И плаванье – одинокое дело – задумчивое – кажется, не так уж и хочу с аквалангом – эту тёплую воду хочется чувствовать телом, – и запах, и вкус, и соль. Взмахи золотых хвостов, пролёт попугайной рыбки, шум в ушах, шипенье, волны хлопаются о камни.

Мы недавно плавали вдоль скального берега полуострова Жиен неподалёку от нас. Ехали по песчаной косе, мимо солёных озёр, примыкающих к морю, и там фламинго – изогнутые, движутся, как в замедленном кино. Потом на конце косы вырастают дикие заросшие лесом скалы. Когда-то это был остров – как другие тут острова – лесные горы карабкаются из моря. Косу потом нанесло. Год назад мы ходили там по приморской тропе – и сверху я жадно глядела в море, предвкушая погруженье.

А сейчас – мы плыли вдоль берега два часа, потом два обратно, не выходя, – и кажется, скорость была такая же, как пешком по тропе, только – в этой тёплой воде движенья были естественны, как взмахи хвоста – и заплывали в тёмно-зелёные гроты, и глядели в тёмно-сверкающую на просвет воду, и вверх на скальные морды, и вниз в синее бездонье.

Я хотела за этот месяц отдать себе долги – записать всё, что давно вертится в голове – и откладывается в тот самый долгий-предолгий ящик – но нет – ведь на год надо нахвататься – хоть и неба, как синий воздушный шарик, – плавать, смотреть, как ужинает геккон – подкрадывается по стенке к прилетевшей к фонарю мошке – небыстро, осовательно – раз – молниеносный язык – и нету мошки. Впрочем, вчера спасся мотыль – улетел в последнюю секунду.

Синее-зелёное-рыжее прошито золотом.

Небось, Даррелл теперь лежит котиком на отмели, как хотел, а Моуэт получит в жёны чудесную добрую волчиху.

Я, конечно, до дельфина не дослужусь, но может, сделают меня в будущей жизни китом – буду задумчиво плавать по океану, пускать фонтан до небес и остерегаться русских и японцев, чтоб не попасть в консервы «кит с горохом», которые в шестидесятые продавали на углу Малого и Пятой линии в магазине «Детское питание».
mbla: (Default)
Вообще-то все они малохудожественные, но у меня не поднимается рука их выбросить, - потому что других пока нет, а тут, может, какая-то тень всё же мелькает этого нашего праздника...

Звёзды



Read more... )
mbla: (Default)
Вообще-то все они малохудожественные, но у меня не поднимается рука их выбросить, - потому что других пока нет, а тут, может, какая-то тень всё же мелькает этого нашего праздника...

Звёзды



Read more... )
mbla: (Default)
Утром пару дней назад, когда мы торопились уехать на целый день далеко, на красные скалы в массиве Эстерель, к маленькому нами давно найденному гроту, где урчит вода, и когда выплывая поворачиваешься к выходу и свету, оказываешься по уши в золотистой голубизне, я второпях наступила на лапу вертевшейся под ногами Гриши.

Она заверещала нечеловечьим голосом, зашипела, посмотрела на меня с нешуточным возмущением и побежала в дом на трёх лапах. Вскочила на стол, где стоит её мисочка, и когда я насыпала ей крокетов, стала есть, поджимая обиженную лапу и взглядывая на меня исподтишка. Я протянула ей руку – «на, мсти» - и она, зашипев, шлёпнула меня, не выпустив когтей, – потом спрыгнула на пол, захромала, но, как сказала Катли, стоило мне отвернуться, – припустила по дорожке уже со всех своих лап.

Никогда не слышала про кошачьи представления с отдавленными ногами – но с собаками жить – по собачьи выть, ничего не попишешь. А здоровые лапы нужны для многих важных дел – хоть и черепашек переворачивать.

В субботу в Йере на рынке, как всегда, аккордеон. То что-то из Брассанса, то из Монтана – соусом, высвечивающим вкус дня – с тенью, пальмами, жёлтыми стенами, бликами, с седой немолодой женщиной в белых штанах в цветочек. Она попросила продавщицу выбрать ей дыню, как в прошлый раз, – детям понравилось, – а потом ещё и поларбуза взяла – для пущего детского удовольствия.

Мы пили кофе под зонтиком на узкой пешеходной улице, глядя на прохожих, на солнечные пятна, пытаясь нахвататься пронизывающего света на год.

На другой стороне улицы за столиком другого кафе сидела женщина с шоколадным лабрадором по виду месяцев 10. Этот лабрадор был полон собственной жизненной радостью. И только и искал где бы – «в утку, в будку, в незабудку». То пройдёт собака – и можно подскочить, стянуть элегантную хозяйку лет пятидесяти – в больших тёмных очках и коротких джинсах – со стула, так что заскрипят по асфальту ноги в белых босоножках. То передние лапы на хозяйский кафешный стол поставить – «что это вы тут кушаете без меня» – как говорил в детстве папин двоюродный брат.

На улице появились знакомые – мохнатый овчарыш месяцев шести, выплясывающий на поводке, и его хозяйка. Тут уж лабрадорина тётенька и сама вскочила, и начались собачьи объятья с балетом – подскоки, перебросы, перескоки – овчарья хозяйка бросила поводок, а стойкая лабрадорова – бултыхалась где-то там на его конце. Пройти по улице было трудно, но в конце концов и по пешеходным улицам ходить надо по тротуарам.

Через некоторое время овчарыша не без труда увели, а лабрадор со скуки начал сдувать носом всякие там пушинки на мостовой – пока хозяйка читала книжку, попивая кофе. Но всё же пылинки – небольшое удовольствие. На его счастье на улице появилась дама в пёстрой цыганистой юбке с маленькой болонкой на поводке, и направилась она внутрь того кафе, возле которого сидел лабрадор. Он со всех лабрадорьих юных сил дёрнул к болонке, хозяйка его привычно вскочила со стула и заскрежетала по тротуару. Когда дама с болонкой через десять минут выходила из кафе, она подхватила свою зверушку на руки – но одним движеньем лабрадорьи передние лапы оказались у неё на талии, скользя по яркой юбке. Дама, ничего не сказав, прошествовала по дальнейшим делам, и отойдя на несколько шагов, опустила болонку на мостовую.

Мы допили кофе и отправились за помидорами. К аккордеону. Мимо старика на самоходной коляске, лихо пересекающего дорогу – улыбнувшемуся нам на переходе – passe partout ! Увидели знакомого фокса и маленького поджавшего хвостик щенка голдена – его из деревни в город в первый раз привезли, чтоб привыкал к шуму-гуму-базару.

Лиловые мелкие астры, баклажаны в разводах , базилик и рейхан – разноцветье ложится на сетчатку.

А потом в сад, в тишину, прореженную то шипеньем воды из шланга, то соечьей ссорой, в шуршанье оцепенелого лета.

Наглядеться на оливу, на сосны, – а когда плывёшь вдоль берега в ластах со скоростью пешехода по приморской тропе – и не устаёшь совсем – качаешься, толкаешься и забываешь про не-вечность... только «хватит на всю длину потёмок» – качается, качается...
mbla: (Default)
Утром пару дней назад, когда мы торопились уехать на целый день далеко, на красные скалы в массиве Эстерель, к маленькому нами давно найденному гроту, где урчит вода, и когда выплывая поворачиваешься к выходу и свету, оказываешься по уши в золотистой голубизне, я второпях наступила на лапу вертевшейся под ногами Гриши.

Она заверещала нечеловечьим голосом, зашипела, посмотрела на меня с нешуточным возмущением и побежала в дом на трёх лапах. Вскочила на стол, где стоит её мисочка, и когда я насыпала ей крокетов, стала есть, поджимая обиженную лапу и взглядывая на меня исподтишка. Я протянула ей руку – «на, мсти» - и она, зашипев, шлёпнула меня, не выпустив когтей, – потом спрыгнула на пол, захромала, но, как сказала Катли, стоило мне отвернуться, – припустила по дорожке уже со всех своих лап.

Никогда не слышала про кошачьи представления с отдавленными ногами – но с собаками жить – по собачьи выть, ничего не попишешь. А здоровые лапы нужны для многих важных дел – хоть и черепашек переворачивать.

В субботу в Йере на рынке, как всегда, аккордеон. То что-то из Брассанса, то из Монтана – соусом, высвечивающим вкус дня – с тенью, пальмами, жёлтыми стенами, бликами, с седой немолодой женщиной в белых штанах в цветочек. Она попросила продавщицу выбрать ей дыню, как в прошлый раз, – детям понравилось, – а потом ещё и поларбуза взяла – для пущего детского удовольствия.

Мы пили кофе под зонтиком на узкой пешеходной улице, глядя на прохожих, на солнечные пятна, пытаясь нахвататься пронизывающего света на год.

На другой стороне улицы за столиком другого кафе сидела женщина с шоколадным лабрадором по виду месяцев 10. Этот лабрадор был полон собственной жизненной радостью. И только и искал где бы – «в утку, в будку, в незабудку». То пройдёт собака – и можно подскочить, стянуть элегантную хозяйку лет пятидесяти – в больших тёмных очках и коротких джинсах – со стула, так что заскрипят по асфальту ноги в белых босоножках. То передние лапы на хозяйский кафешный стол поставить – «что это вы тут кушаете без меня» – как говорил в детстве папин двоюродный брат.

На улице появились знакомые – мохнатый овчарыш месяцев шести, выплясывающий на поводке, и его хозяйка. Тут уж лабрадорина тётенька и сама вскочила, и начались собачьи объятья с балетом – подскоки, перебросы, перескоки – овчарья хозяйка бросила поводок, а стойкая лабрадорова – бултыхалась где-то там на его конце. Пройти по улице было трудно, но в конце концов и по пешеходным улицам ходить надо по тротуарам.

Через некоторое время овчарыша не без труда увели, а лабрадор со скуки начал сдувать носом всякие там пушинки на мостовой – пока хозяйка читала книжку, попивая кофе. Но всё же пылинки – небольшое удовольствие. На его счастье на улице появилась дама в пёстрой цыганистой юбке с маленькой болонкой на поводке, и направилась она внутрь того кафе, возле которого сидел лабрадор. Он со всех лабрадорьих юных сил дёрнул к болонке, хозяйка его привычно вскочила со стула и заскрежетала по тротуару. Когда дама с болонкой через десять минут выходила из кафе, она подхватила свою зверушку на руки – но одним движеньем лабрадорьи передние лапы оказались у неё на талии, скользя по яркой юбке. Дама, ничего не сказав, прошествовала по дальнейшим делам, и отойдя на несколько шагов, опустила болонку на мостовую.

Мы допили кофе и отправились за помидорами. К аккордеону. Мимо старика на самоходной коляске, лихо пересекающего дорогу – улыбнувшемуся нам на переходе – passe partout ! Увидели знакомого фокса и маленького поджавшего хвостик щенка голдена – его из деревни в город в первый раз привезли, чтоб привыкал к шуму-гуму-базару.

Лиловые мелкие астры, баклажаны в разводах , базилик и рейхан – разноцветье ложится на сетчатку.

А потом в сад, в тишину, прореженную то шипеньем воды из шланга, то соечьей ссорой, в шуршанье оцепенелого лета.

Наглядеться на оливу, на сосны, – а когда плывёшь вдоль берега в ластах со скоростью пешехода по приморской тропе – и не устаёшь совсем – качаешься, толкаешься и забываешь про не-вечность... только «хватит на всю длину потёмок» – качается, качается...
mbla: (Default)
Маска-аппарат работает очень плохо - из-за отсутствия стабилизатора в волнах фотки попросту плывут. А те, что не плывут - ведь не видишь, что снимаешь, и без зума, без возможности что-то выбрать - тупо щёлкаешь, глядя через маску, потом выкидываешь - а не щёлкать и плюнуть на это дело не получается - гонишься за рыбкой-бананкой, качаешься над осьминогом, зависаешь над стаей дорад, или просто высовываешь голову из воду и не можешь оторваться от берегов, - рука сама жмёт на глупую кнопку.

И вот те, что не выкинула

Стая пагров - родственников дорад - их тут тьмы и тьмы



Read more... )
mbla: (Default)
Маска-аппарат работает очень плохо - из-за отсутствия стабилизатора в волнах фотки попросту плывут. А те, что не плывут - ведь не видишь, что снимаешь, и без зума, без возможности что-то выбрать - тупо щёлкаешь, глядя через маску, потом выкидываешь - а не щёлкать и плюнуть на это дело не получается - гонишься за рыбкой-бананкой, качаешься над осьминогом, зависаешь над стаей дорад, или просто высовываешь голову из воду и не можешь оторваться от берегов, - рука сама жмёт на глупую кнопку.

И вот те, что не выкинула

Стая пагров - родственников дорад - их тут тьмы и тьмы



Read more... )
mbla: (Default)
Вечером в лесу у озера, где местные люди выгуливают собак, бегают... В озере мы плаваем после моря в парной сладкой воде. Однажды там при нас купали лошадей.



Read more... )
mbla: (Default)
Вечером в лесу у озера, где местные люди выгуливают собак, бегают... В озере мы плаваем после моря в парной сладкой воде. Однажды там при нас купали лошадей.



Read more... )
mbla: (Default)
В Па де Кале, как известно, мы провели отличную неделю в самом начале наших долгих каникул с [livejournal.com profile] poor_old_eeyore, [livejournal.com profile] gasterea и Мурьком. А под конец и [livejournal.com profile] nornore подоспел.

Мурёк ест первый в жизни абрикос!







Read more... )
mbla: (Default)
В Па де Кале, как известно, мы провели отличную неделю в самом начале наших долгих каникул с [livejournal.com profile] poor_old_eeyore, [livejournal.com profile] gasterea и Мурьком. А под конец и [livejournal.com profile] nornore подоспел.

Мурёк ест первый в жизни абрикос!







Read more... )

August 2017

S M T W T F S
   1 23 4 5
6 7 89 10 11 12
1314 1516 17 18 19
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 22nd, 2017 03:21 am
Powered by Dreamwidth Studios