mbla: (Default)
IMG_7713


***
В зелёном, весёлом покое,
Когда бы не громкая птица –
Шуршанье покоя – такое,
С которым и сон не сравнится,
Когда бы не громкая птица
Над спрятанной в чаще рекою.

...И заросли влазят по склонам,
Не зная, что значит топор,
И сонные мальвы в зелёном
Висят над приречной тропой,
Могучая зелень покоя –
Над ней даже солнце – зелён...
И зéлена пена левкоев,
И тень под твоею рукою...
Камланье лягушек такое…
В кувшинках – зелёновый звон!

А если и выторчит сонный
Репейник, сердит и лилов,
То медленно ветер зелёный
Всплывает из трав и стволов,
Смеясь, покружит над толпою
Зелёных серьёзных шмелей и –
Туда, где бредут с водопоя
Зелёные козы, белея.

В зелёном покое платана
Так весела музыка сфер,
Что «Вечный покой» Левитана
Тут был бы и мрачен, и сер.
В зелёных разгулах бурьяна
Тут нету богов, кроме Пана,
(Нет больше богов, кроме Пана!).
И эти два синих пруда,
Покрытые ряской зелёной –
Глаза его – весело сонны:
Смотреть не хотят никуда...

2006


Read more... )
IMG_7730
mbla: (Default)
Только что была весна, синие поля диких гиацинтов. Мы от них в Прованс уехали.

И вот лето. То, что кажется вечным. Вечером лес застывает в густом зелёном свете – в зелёном янтаре. На прудах жёлтые ирисы кучкуются. И черепахи сидят на коряге по обеим стороным от скромной водяной курочки.

Облака – глядеть – не наглядеться – вот и гляди – ещё одно лето. А ведь всё на пересчёт – наперечёт.

Десять – десять минут, десять приседаний, десять лет – лет в зелёном свете, в пионах, в траве по пояс. На усыпанной тёмными ягодами черешне горделивая гугутка сидит – ягод не клюёт, окрестности, как отец Онуфрий оглядывает.

Вода капает с только что политого цветочного горшка на фонарном столбе.

Кто не успел, тот опоздал.

Из автобуса в солнечном вечере – трепыхаются поперёк улицы разноцветные флажки, – прибежали с картинки какого-нибудь импрессиониста – море, ветер, чайки кричат, флажки трепыхаются.

***

В Париже, когда бежишь по набережной, каждую минуту глаз, во что-то ткнувшись, шлёт сигнал: не забудь!

Пожилой мужик за столиком пиво пьёт, книжку читает, поглядывая на прохожих, – на соседнем стуле его собака – маленькая рыжая японская лайка.

Тёплый асфальт – по нему ноги, лапы и колёса. И танцует пара под музыку из собственного талефона, брошенного на тумбу.

Воскресная набережная – moveable feast – незыблемость, радость, надежда и опора.
mbla: (Default)
Вчера вечером ходили с Машкой, Таней и Бегемотом через наш лес в парк Медонской обсерватории, откуда сверху хорошо глядеть на Париж, на пригородную электричку на виадуке, на золотую сияюшую голову Инвалидов... Когда-то мне не нравилось, что её позолотили, а сейчас кажется, что так оно всегда и было, и быть должно...

Яблони, глицинии.

Встретили огромного ньюфа... Оказалась девочка весом в 75 кило. Катя всего 55 весила, Нюша 60 с небольшим... В отличие от Кати вовсе не доминантная сука, Таню на место ставить не пыталась, обнюхались доброжелательно.

И сирень там вовсю цветёт


IMG_6535



IMG_6538

Read more... )
mbla: (Default)
Школьные каникулы в парижском районе... Пару дней назад получила смс-ку от Софи с фотографией светящегося и пустого пляжа в Лаванду - в двух шагах от нашего средиземноморского рая.

А вчера пока мы с Бегемотом и с Таней по лесу гуляли, пришла смс-ка от Ксавье с фотографией с холма заросшей лесом бухты на Корсике и с сообщением, что он полчаса назад купался.

Маринка прислала Бегемоту фотку с каланок, где она вчера купалась. И сообщила температуру - в Марселе в воздухе 21, в воде 17. Ну, а у нас моря нету, но в воздухе 19, и летнее небо.

IMG_6508

Read more... )

IMG_6521
mbla: (Default)
«Какой большой ветер» - он разогнался и толкнул мою тележку, с которой я на рынок хожу. Я деньги из стенки брала, тележка смиренно рядом стояла, – и вдруг как покатилась с ветерком – еле успела её за хвост ухватить.

На рынке марокканец, у которого я овощи покупаю, орал хрипнущим на ушах голосом: «Tomates, salade, jamais malade » – французский вариант «an apple a day keeps the doctor away ».

А потом и говорит – надо разнообразить – и завопил без перерыва: «Tomates, salade, toujours malade ».

В лесу расцвели ветреницы, каштановые листья разжимают зелёные кулаки, и я видела кленёнка с листьями с ладонь.
А по улицам рядом с белыми вишенными парусами поплыли розовые.
mbla: (Default)
Дождь шёл целый день – хлопал по лужам, сочился из плохо закрученных небесных кранов, стоял стеной между землёй и небом – целый божий день.

И только к вечеру вдруг раздвинулась равномерная серость, и между чёрными рваными краями туч засияла солнечная полоса, крокодил, заглотивший солнце слегка приоткрыл рот. Солнце не выкатилось, но всё ж сказало нам «куку», и в последнем свете мы с Таней и с Бегемотом побежали в лес.

Нарциссы на улице, мокрые, встряхивались, по разливанным лужам на дорожке шла рябь, будто по супу в тарелке, когда на него дуешь, листья диких гиацинтов выскочили из подземелья зелёными стрелами, и раззвенелись певчие птички, которых я позорно не различаю по голосам, а сороки трещали вовсю, и одной даже пришлось задать известный вопрос: «что лучше, сорок пЯток, или пятОк сорок?»

Улица в субботу, когда почти нет машин, на закате, как весной с ней часто бывает, вздымалась к золотисто-розовому горизонту.

И вот уже почти темно, почти потухло яблочное небо, тополь стоит, распушившись оживающими ветками, на нём топорщится гнездо, куда сегодня сорОк и сорочица нырнули вдвоём с головой.

Кончилась зима, в который раз кончилась зима…
mbla: (Default)
Ну, толстая, как три свиньи - и што? Чем не Анна Каренина? Она не худей была. Юлька, правда, считает, что выше бери - царица Савская!

IMG_6318



"Культурный дОсуг включает здоровый сон"

IMG_6324



В ожидании не Годо какого-то там, а творожника. Когда Юлька по доброте несказАнной их на воскресный завтрак жарит, Таня молится за упадание творожника на пол со сковородки, или за подгорание творожника. Молитвы не всегда, впрочем, действуют (ну дык, всегда ни у кого не получается), но дань - один творожник с завтрака Тане всяко полагается. А Грише - пофиг

IMG_6329

IMG_6331
mbla: (Default)
Декабрьская Бретань 4

31 декабря утром я в последний раз вышла на балкон - огорчиться, что не судьба гулять в тумане. Мы выпили кофе, покидали барахло в машину и отправились в Париж - мимо заиндевелых полей, заиндевелых деревьев...

IMG_6126



IMG_6135



IMG_6136



IMG_6140
Read more... )
mbla: (Default)
У нас замёрзли пруды – и в ярких куртках народ выскочил на лёд – всех возрастов – кто-то коньки из закромов достал – впрочем, что удивительного – когда выпадает снег, сразу выясняется, что у людей лыжи есть – так что в снежные викенды, если такие случаются, кто на лыжах, кто на велосипедах (они бодро на толстых колёсах по снегу катят), кто на санках.
Ну, а на прошлой неделе было холодно и очень ясно, так что ни снежинки – только по утрам узоры на стёклах машин.
На льду – кто на коньках, а кто и в кроссовках, кто и просто на когтистых лапах. Люди, собаки...

Только вот беспокойно – утки куда попрятались и прочие водные птицы?

Таня ступила на лёд, след от когтя оставила и тут же вернулась на твёрдую землю. Ей не очень понравилось скользить. И ещё странно – у одного берега как-то ненадёжно этот лёд выглядит, будто вода слегка проступила. А у другого и посредине, где народ, вроде крепко схватилось. Хотя я скептически подумала, что не удивлюсь, если кто-нибудь провалится.
Один вот с голыми ногами в спортивных шортах и футболке катался на кроссовках – небось, бегун.

И сразу голландцы перед глазами, Брейгель и прочие. Когда-то у Брейгеля в «Избиении младенцев», я, не глядя на название, а только на лёд, разноцветные шапки, на лошадей, несколько минут не видела в упор, что там происходит – на радостной картинке на катке...

Ежели каток, то...

Короче, зима. В пятницу мы сидели с Сашкой на Buci за уличным столиком. Обогревалки в том кафе очень высокие, и тёплый воздух успевал по дороге к нам слегка подмёрзнуть. На стульях брошены пледы, так что я в один завернулась, но всё равно ледяной воздух подбирался, заползал в щели.

Мы пили горячее вино, я грела руки тёплым бокалом. А за соседними столами люди ужинали на холоду. И в пятничный вечер нисколько их не смущал крадущийся аж из Скандинавии холод.

На улице Сены на проводах развесили абажуры – что ж – там и должны светить не уличные фонари, а под абажурами домашние лампы – там такая жизнь.

После субботнего дня открытых зверей – о, внуки бэбибумеров, идущие в первый раз на первый курс именно сейчас – сколько ж вас! – почти 400 человек пробежали – с девяти до пол восьмого шевелить к концу дня негнущимся языком – нет, не фонтан – я решила, что меня спасёт только пробежка по городу – но после открытых зверей скорей не пробежка, а проплётка, проплетенье, – я запинаясь о тротуар плелась от Jussieu к Сен-Мишелю – и белая во тьме Нотр Дам была ещё открыта, и я зашла. Там должен был начаться органный концерт, народ потихоньку собирался, но я не осталась – постояла, поглядела на невидимые ночью витражи, на отдельного от других на стуле человека с газетой,– вышла, на белое хлопанье чаек взглянула, на ледяную реку, и опять на Нотр Дам, пытаясь вспомнить, как была она когда-то чёрной, а теперь и не представить – как же это может иначе быть – белые крылья чаек, белая Нотр Дам – кивнула ей, прощаясь, подумав мимоходом, что тоже привилегия, – возможность в любой момент поздороваться с Нотр Дам...

А день удлинился уже не на воробьиный нос, а не знаю уж на чей – может быть, на мой собственный?
mbla: (Default)
Вчера, пока Бегемот электрической пилой расчленял ёлку – этим всегда кончается – я задумчиво пробормотала – вот ёлка, - сколько от неё хорошего – ставить и украшать, в нежной печали вспоминая предыдущие ёлки, а жить с ней как хорошо – в солнечное воскресное утро глядя на солнце, точечно сверкающее в боках шаров, на лампочки – разноцветные мигающие, красные подмигивающие угольки, и синий бегущий свет, и матово-белый плотный, и по ночам отражения в окнах. И последняя от неё радость – когда ёлку выносят, в чёрных мусорных мешках, вдруг в гостиной делается так удивительно просторно – надо же, сколько у нас места, оказывается!

Юлька тут же ответила – ну да, получается, что ёлка ещё немножко коза. Вынесли ёлку – вывели козу!
mbla: (Default)
Вчера вечерней зимней ночью ветер выл и свистел за окном, продирась в подрамные щели.

У кого-то где-то в Нормандии он оборвал провода, – вот, кладёшь все яйца в одну корзину, спотыкаешься, – и шмяк, – у нас если электричества нет, дык и чаю не выпьешь, сто лет, как отказались от газа, расцветающего на плите синими цветами, – только электрические красные угольки под итальянским утренним кофейничком. Но у нас ветер угомонился, да и вчера проводов не рвал.

Но зато продул в облаках дырищу, и когда мы с Сашкой в автобусе подъезжали к дому, вдруг показалась круглая лунища, и я сумела махнуть рукой лунной собачке – не грусти, собачка, не вой с луны на землю, мы тут, помним тебя!

Ёлка наша сыплется, устлала иголками пол – всё потому, что в этом году настоящая ёлка, не пихта, не сосна. А новая гирлянда, впридачу к четырём старым, не мигающая, не разноцветная – светлая гирлянда каждый вечер напоминает, что не зря я её в дом принесла – она не сразу гаснет – медлит, светится в темноте слабеющим светом – напоминая о том театре, который в детстве был волшебством – «я не увижу знаменитой Федры» – о «Щелкунчике», где ничто не предвещает скучной бюргерской концовки.

Я не умею фотографировать ёлку, она у меня не влезает в объектив, а если и удаётся засунуть, так вместе со всяким мусором, с заваленным столом, завешанными одеждой стульями...

Лампочки скачут, пляшут, расплываются, и в аппарате сломалась автоматическая наводка на резкость, так что даже игрушки по отдельности не хотят сниматься, а ведь на ёлке висят подарки, а не просто ёлочные игрушки.

В нынешние времена, когда не подаришь ни книг, ни фильмов, ни музыки – всё доступно, всё в сети, всё скачивается, – лучший подарок – ёлочная игрушка. Ёлочная игрушка – имя прилагательное – к месту приложена, не какой-то там дурацкий предмет из тех, что Васька так не любил за то, что стоят на полках и заслоняют книги.

Нет, ёлочные игрушки не таковы – они год тихо лежат в коробках, ждут своего дня, и пусть жизни им месяц в году, но зато этот месяц есть им щастье!

Больше всего игрушек от Сашки-Гастереи – конечно! – Гастерея ведь похожа на нашу с Машкой маму, они из породы Муми-мам, – и вот скачут красные лапландские олени, горят окошки в домиках, белый ослик покачивается на ветке, мышка в колпаке вид имеет довольный, будто даже кошки ей не страшны...

От Сашки-Альбира игрушки солидные, тяжёлые. Зелёный крокодил, крупные стеклянные овощи. И космонавт в полном космическом облачении – игрушки шестидесятых.

От Машки окошки-окошки-окошки – без домиков, просто отдельные окошки, и бусы, и красный шар с весёлым дедом Морозом с бородой до ушей, и синий шар – а на нём ледяная звёздная ночь.

Лондонская телефонная будка от Наташи Рубинштейн, старинная стеклянная конфета от Марьи Синявской.

Аня прислала мне из Нью-Йорка прозрачный шарик, на котором она нарисовала зелёную ветку.

Тяжёлый шар с ветряными мельницами из Амстердама от деда Мороза, которому Катька с Сенькой помогли.

От Аньки сверкающий красный с зелёным паровоз, собака-машинист в рождественском колпаке из окна высовывается! Я люблю паровозов – этих полезных дымодыхих драконов.

И наш с Васькой самый главный шарик, – дымчато-голубой, а на нём домики с заснеженными крышами, и в них окна горят.

***
На трактор нападает Дон Кихот,
Козлёнок разлетается в осколки,
Играет с медным саксофоном кот,
Ёж со слоном встречаются на ёлке,
К ракете прилипает рифма «волки»...
Включим-ка свет... Ну что произойдёт?
В окошки домиков скользнёт восход,
А может лисий хвост помашет с полки?

Тут повар врёт, что мушкетёром был,
Медведь на скрипке танго запилил,
И мяч бурчит что он не шар, а призма...

Семь лампочек мигнут – зажгутся пять...
Но ты едва ли станешь утверждать,
Что Новый год – источник абсурдизма.
mbla: (Default)
Без ладу и складу - очень было лень отбирать - пусть будет просто как оно проплывало мимо.

IMG_6161

Read more... )

IMG_6235
mbla: (Default)
Ах, какого мы с Таней видели бурундука! Вдвое больше обычного.

Король бурундуков – такой упитанный, сверкающий полосой вдоль спины – он замешкался перед тем, как взлететь на каштан почти птицей, чуть касаясь лапками ствола.

Другие спят бурундуки, а он под декабрьским солнцем в зелёной траве нежился.

Таня в два прыжка оказалась под каштаном – решила, что это её, Танин день, наконец-то состоится знакомство – эпохальная встреча двух видов – разве ж Таня не достойный представитель собачества? А король бурундуков бурундучество представлял.

Но увы, не только не летают собаки, но и по деревьям не лазают, даже медвежистые ньюфы не умеют. Кате, правда, случалось с бурундуками в гляделки под каштанами играть.

Но не Тане. Она уселась на жопу под деревом, хвост карлючкой по собственной спине ходил ходуном, и смотрела вверх – с таким нежным призывом «как ждёт любовник молодой минуты верного свиданья», как когда-то в Гайд парке ждал фоксик, что спустится белка с сосны. Только фоксик ещё и лаял без передыху, а Таня не нарушала молчания.

Ну а я по телефону, со всё время прерывавшейся связью, обсуждала с Франком всякие срочные студенческие дела...

Потом домой с Таней пошли, кинув на каштан прощальный взгляд.
***

А однажды мы с Васькой и с Нюшей в южных Альпах встретили королеву жаб – размеров с огромную ладонь – медленно шла она вдоль канавы. Нюша хотела ее поцеловать, да мы не разрешили…
mbla: (Default)
20161101_112516



20161101_112521

***
Дубы уходят. Листья остаются.
Вся осень незаметно исчезает,
Но жёлтый свет надолго остаётся.
В закрытых окнах блики остывают –
Исчезнут окна – блики остаются.

А улица – а улица прозрачна,
Дома уйдут – а свет их остаётся:
Горизонтальность окон на асфальте
Нарезана, как плитки шоколада
Из темноты и памяти фонарной...

Стук каблучков на лестнице осенней
В дожди уходит – тучи остаются.
Уходит платье – запах остаётся...
Все верное, все вечное уходит,
А зыбкость остаётся.
Остаются...


1996

20161101_113435
mbla: (Default)
IMG_4733


***
...А ведь всё, что на память увозим с собой –
Оболочка того, чего нет: тень предмета и только
(Так коричневые ковры перестанут казаться листвой,
Синева неуместного неба - случайная зимняя сойка).

Ну, так как увезти то, что думаешь ты сохранить?
Даже голос, записанный звук, – тень того, чего нету...–
Где и как по пути оборвётся незримая нить,
Что разматывается за тобой
И пока ещё кажется связью предмета
С местом, где...

И останутся дни изменённого цвета.

Всё, что сорвано с места, перестаёт быть собой.
Фотографии только похожи на лица...
И конечно не память,
А тень её калейдоскопной картонной трубой,
Тут на полке пылится.

Отчего ж тебе жаль просто выбросить то, чего нет?
Всё равно фотография –
Только тень бытия,
Упорхнувшего в вечер приморский и ранний –
Неуместна на полке!

...Память моря на мокрой руке –
Это варварски вытащенный осьминог на песке:
Не лукавое совершенство,
а серая тряпка воспоминаний.
4 февраля 2011

IMG_4717
mbla: (Default)
Утром я стояла у окна и смотрела фильм-балет: кот и сороки. У нас очень редко во дворе увидишь кота – не отпускают их живущие в бетонных домах люди гулять по крышам даже в марте.

Но иногда всё ж какой улизнёт в окно первого этажа!

Огромный бело-рыжий котище лежал на боку возле пинг-понгного стола, а вокруг него – человек шесть сорочат-подростков.

Возможно, это был кот – воспитатель, нанятый сорочьим сообществом, чтоб дети старшего возраста не скучали.

Кот сел и поднял лапу, вероятно, историю рассказывал, или зачитывал вслух кодекс поведения молодых сорок.

Одна сорока – всё ж птицам трудно долго удерживать внимание, почти как нашим студентам, отвлеклась на какую-то палочку в стороне и отскакала на несколько шагов, но будучи призвана товарищами, вернулась.

Потом кот показал сорокам, что надо-надо умываться по утрам и вечерам. И наконец урок окончился – кот распустил собрание. Сороки поскакали по делам, а кот, уставший от занятий с младшими, улёгся отдохнуть под стол.

И я поскакала на работу.

June 2017

S M T W T F S
    123
456 7 8 910
1112 1314 15 1617
181920 21 22 2324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 28th, 2017 01:59 pm
Powered by Dreamwidth Studios