mbla: (Default)
Вдоль тропы по левой стороне навстречу нам то шли пшеничные поля, то изогнутые низкорослые сосны, то трава, метёлки, гигантские ромашки. А справа всё волны, да волны, несильные, ветер был с суши, – то шипя они катились на песок, то хлопали по скалам, забирались, урча и грохоча, в морские пещеры.

И вдруг группа белых домов – деревенька, и на одном из них надпись «ty ar ch’ti».

Я люблю Бретань с первого приезда, с прошлого века, с 1981-го года, такого давнего, что ещё советская власть тогда незыблемой казалась, хоть она тут и решительно ни при чём.

Как бы то ни было – с тех самых пор – одно из самых мне родных мест на земле – край света – Бретань. И не счесть, сколько раз тут я бывала, и с кем.

Но вот язык кельтский бретонский – за всё это время я выучила несколько слов. Правда, не то чтоб тут на нём говорили. Говорят по-французски, а когда некоторые бретонцы учат его для развлечения в кружках, то говорят потом всё равно с акцентом, с французским.

Так что кельтские корни – видны в именах и фамилиях, а ещё надписи на дороге – названия деревень и по-французски, и по-бретонски. И пишут одни и те же бретонские слова по-разному в разных деревнях.

В общем, чтение надписей позволило нам отождествить несколько существительных: ker – это хутор, penn – это конец, нос, мыс, bed – это земля, ty – это дом. И даже одно прилагательное отождествили – hir – это длинный. И ещё артикль ar – вроде бы, в бретонском мало предлогов, и артикль, видоизменяясь, осуществляет управление.

Так что ty ar ch’ti – это дом шти. А шти – это жители севера, так себя называют исконные жители Pas de Calais. Не так уж от Бретани далеко, но до здешней и не близко, от их Ламанша, от самой узкой его части, где мобильники ловят английские антенны, когда по пляжу идёшь, потому что французские заслонены скалой, а до Англии через пролив – всего-ничего, – оттуда досюда километров 600, наверно.

Наверняка славные люди на доме написали ty ar ch’ti.

IMG_7957
mbla: (Default)
О роли бретонского языка в жизни человечества

Лавры товарища Сталина в языкознании не дают мне покоя.

Название моего любимого департамента в Бретани – по-французски Finistère – конец земли. Ну, там и вправду земле конец – аж до Америки за Атлантикой.

По-бретонски этот департамент называется Penn ar Bed. Ar – артикль, Bed – земля. Pen – конечно же, конец – названия мысов в Бретани очень часто начинаются со слова pen – один из прекраснейших мысов – Penhir.

Так можно ли сомневаться в том, что бретонцы, конечно же они, обогатили нас словом пенис!

О свинcтвах

Вчера я видела фотографию сфинксов под снегом, и не с детства родных свинствов, которые у Академии художеств на набережной каждую ленинградскую зиму, а то и осень, и весну – выстаивают хоть под вьюгой, хоть под ленивым толстым снегопадом, и на спинах, на шапках на лапах у них нарастают небольшие сугробы.

Нет, это были не украденные европейцами сфинксы на родине – в Египте. И в подписи под фотографией утверждалось, что снега там не было 122 года.

И тут я задумалась – за свою сфинксовую долгую жизнь, почти бесконечную в сравнении с нашей, сколько ж раз видели они снег? Машка, правда, предположила, что они уж позабыли, что к ним давно пришёл немецкий доктор – трудно ж вечно жить и всё помнить.

Но я верю в сфинксов – захотели б, рассказали б нам и про снег, и много-ещё-про-что, но что им с нами, с букашками разговаривать?
mbla: (Default)
А в бургундской деревне Minot выражение «aller au pardon» не имеет никакого отношения к церкви, к исповеди – а означает – попросить прощения у соседа, если твоя корова прибрела на его поле и сожрала там всю траву (или даже не всю).
По крайней мере, в середине 70-х означало.

Вот что я недавно узнала, слушая тётенек-этнографов из лаборатории Леви-Штросса, которые в середине семидесятых изучали бургундскую деревню методами, которые были разработаны для изучения дальней экзотики.

И эти методы вполне применимы к ближней отнюдь не экзотике.

И вот целых четыре тётеньки десять лет регулярно ездили в деревню Minot, где к ним привыкли и звали их «les dames de Paris», – очень уважительно. Ну, а в Париже в институте их звали « les dames de Minot» – несколько пренебрежительно. Вроде как «серьёзные люди» ездят на дальние острова, и они чаще мужики, или тётки, у которых мужья тоже этнографы. А тут тётки с семьями, которым вовсе неохота от них уезжать за тридевять земель – вот и ищут что поближе.

Десять лет они ездили туда-сюда, потом вот уже чёрте сколько лет не были в Minot, и сейчас приехали – в ностальгическую деревню их юности. Жив школьный учитель, который с ними работал, и мэр тогдашний жив – только вот было тогда мэру меньше тридцати...

Деревня постепенно привыкла к парижским дамам, и ждала их приездов даже с нетерпением – иногда какой-нибудь человек, которого они уже опрашивали, которому какую-нибудь фотку старую показывали в попытках узнать, кто на ней, да что делает, радостно их приглашал в гости, потому что пока дамы в Париже прохлаждались, он в железном сундучке нашёл какую-нибудь похожую фотку тех же времён и хотел её обсудить.

Старые записи – включённый магнитофон – слышишь шуршанье шин через птичью разноголосицу.

Разговор с женщиной, которая держит бакалейную лавочку – и не унаследовала – сама открыла. Не было лавочки, не хватало её, а ей же надо было чем-то заниматься.

А вообще-то семьи делились на работающих на земле и работающих в лесу. Те, что в лесу, всех остальных топливом снабжали
Всё, что можно было, узнали парижские дамы про Minot, даже про чуть ли не общего предка – отца-основателя деревни – всё разузнали, и про социальные страты, и про словечки, – осталось только книжку написать. И стало им так скучно писать формальную научную, что написали они не беллетристику, конечно, но рассказы о том - о сём, – как люди живут- поживают, про женские профессии, например. Взгляд и нечто, насколько я понимаю. Даже прочесть захотелось.

И ведь повезло деревне. Тоже путь в бессмертие. И записи эти с разговорами под птичьи голоса. И книжка.
mbla: (Default)
Сегодня у Ильи, который не только занимается исландскими штудиями, но и сам похож на героя саг, я увидела ссылку на словарик, который за утренним кофе с круассаном с удовольствием прочитала.

10 words and phrases in Icelandic that don’t exist in English

Какое-то возникло ощущение прикосновения к чужой культуре, когда она вдруг приблизилась.

Очень мне понравилось Window-weather.

А вот интересно было бы сделать словарик русских слов и выражений, не существующих по-английски. И словарик английских и французских, отсутствующих по-русски. В общем, много возможностей.
mbla: (Default)
Ночью шёл снег, он задержался на ветровых стёклах неотъехавших машин, на толстых тёмных листьях магнолии, он лежит растянутой до упора простынёй на футбольном поле, и - лужами на негладких тротуарах.

Снежит, дождит – почему нет по-русски, что меняется в нас, носителях, от того что наш снег идёт?

Да вот хотя бы то что – «в ногу с ним, стопами теми, в том же темпе, с ленью той или с той же быстротой,» – вот подарок от идущего снега...

А Сена как чашка, в которую чая перелили – в берегах вода по самую кромку, и капустные головы возле вьетнамского магазина мёрзнут на тротуаре, как два года назад, как на моей старой фотке...
mbla: (Default)
На наших славных занятиях французским в пятницу мы делали грамматические упражнения, пользуясь текстом Камю. Ну, и естественно, стали по дороге болтать о том-о сём.

Я не помню совсем сюжета двух рассказов Камю, опубликованных в Новом мире году в 70-м, помню названия – «Жена» и «Немые», и отчётливо помню, как они меня ошеломили. Я тогда и не знала, кто такой Камю. А через год мамина подруга, работавшая в библиотеке и имевшая разные книжные связи, подарила мне на день рожденья толстый синий том. Первая книга Камю по-русски. Даже держать этот том в руках было насладительно.

Наш учитель Клод прожил лет десять в Америке, вернулся в 86-м, и так совпало, что вскоре после его приезда умерла Симона де Бовуар. Они с друзьями пошли на похороны, и было там по его словам всего 400 человек. А на похоронах Сартра за шесть лет до того толпа запрудила Париж.

Времена изменились...

Рачувствовавшийся Клод отыскал свою фотку 72-го года, когда ему было 22. В парижском переулке худенький мальчик в тёмных очках, в джинсах, шарфик залихватски перекинут через плечо – эти шарфики во Франции вместо шляп с перьями – опирается на крошечную машинку –ситроен deux chevaux – Васька всегда говорил, обгоняя такую на дороге : поберегись, третий шов тебе сделаю. Эти жестяные коробки с выпуклыми глазами служили вечно и чинились легко – был у меня знакомый аспирант, который в Альпах, в Анси, ездил на машинке, полученной от родителей, всё его детство она им верой и правдой служила на каникулах. И ничего, тянула в горку, иногда мы до лыж на ней ездили. В руках у мальчика газета libération, libé они ее звали, –  заметки оттуда на улицах громко выкликали – тогда еще бывало такое – чтение вслух газет на перекрёстках.

Кэти, поглядев на Клода, кинулась искать на компе фотку своей мамы того времени. Она срифмовалась с клодовской – девчонка в очках, заросшая волосами по самое не могу.

А времена идут себе по синусоиде – вверх-вниз – и те кто живут не очень коротко, совсем разные успевают застать.

И к счастью из дяденьки с седой бородой в отвисшем свитере глядит тот самый мальчик.
mbla: (Default)
Раз в неделю я занимаюсь французским. Дело в том, что я ужасно завидую тому, как говорят, и особенно, как пишут культурные люди.

И когда, как положено раз в год спрашивать у всех сотрудников, у меня поинтересовались, не желаю ли я чему-нибудь поучиться, я сказала, что очень хочу - французскому языку. На меня наша начальница отдела кадров поглядела с некоторым изумлением, но возражать не стала.

Ну, и кроме меня нашлись желающие: двое англичан, один американец, один бразилец.

И пригласили нам учителя – человека по имени Клод, который иногда у нас студентам-старшекурсникам преподаёт communication (собственно, тот самый французский – как на нём изъясняться в письменном виде, да и устно – как доклады делать, как аргументировать). Когда несколько лет назад я с Клодом пересеклась в первый раз, мы разговорились, и он произвел на меня большое впечатление тем, что не только читал Бахтина о Рабле, но и считает, что это лучшее, что о Рабле написано.

И теперь два часа в неделю он занимается с нами языком. Человек симпатичнейший – из людей 68-го года. Собственно, эта его жизнь, с преподаванием там-сям, среди людей этого типа нередко встречается. Особенно гуманитарных. Точники всё ж куда легче находят постоянное место. Кстати, мой шеф – из таких же людей, по образованию инженер-электронщик, стал преподавать довольно рано, но постоянную работу захотел достаточно поздно, в сорок, а до того предпочитал не зацепляться, храня свободу, – а ещё и немножечко пел – оперное.

Я не знаю, пытался ли Клод где-нибудь осесть – производит впечатление он вполне довольного своей птичьей жизнью человека – вот сейчас собирается на свадьбу к приятелю-джазовому музыканту в Нью-Йорк, сам играет на трубе...

А возвращаясь к французскому – я ужасно давно не занималась языком и забыла, как это приятно. Просто поговорить про язык, попытаться понять, почему что-то так, а не иначе, и убедиться что не по кочану - не по кочерыжке.

На занятиях мы всё время скачем с темы на тему, и весело получается.

Очень был у нас занимательный разговор в последний раз. Les condamnés ont eu leur tête coupée – сказал Клод. По-французски, если отрубили им головы, а не голову, дык получится, что у каждого голов несколько – драконы многоголовые.

А по-английски-то – had their heads cut off. Вообще-то логичней.

А по-русски можно хоть так, хоть эдак. Хоть всё ж скорее приговорённым отрубили голову – одну на брата.

Потом я спросила у Клода, если какой-нибудь способ, кроме чистого запоминания, узнать где re, а где ré. Аааа - сказал он – если отнять re, то получится существующий глагол – refaire, redire... Чистое повторение действия. Ну, а например rénover, и нет глагола nover, вот и ré. Тут он замер на минуту и вспомнил про renouveler – а глагола nouveler тоже нет, как нет. И развёл руками...

Увы, у нас будет всего 13 что ли уроков, и наверняка я не на все смогу ходить... Вот уже вчера пропустила...
mbla: (Default)
Не к тем, кто любит булки с маком и не к любителям опиума.

Скажите, как можно отключить на планшете коррекцию орфографии?

Я могу жить с самсунговской, где чтоб принять исправление, нужно нажать на предложенное слово, но маковская, где чтоб НЕ принять надо нажать на крестик, вызывает у меня неконтролируемую ярость.

Я сейчас много печатаю в автобусе, то есть на планшете, при этом я не очень смотрю на страницу, потому что печатаю быстро. Ну, и когда потом гляжу на получившийся текст – поубивал бы!

Пишешь ааа – видишь папа. Кстати, неполиткорректно! Куда феминистки смотрят? Почему не мама и не баба Маша?

В общем, если кто совет даст, буду благодарна.
mbla: (Default)
Третья часть без названия

В ту первую после детства встречу я хотела поговорить с Васькой про переводы и про тонкости английского языка. Наверно, пыль в глаза пустить ему собиралась.

На тот момент я читала только одно его стихотворение, совсем детское:

«Всё, что розово, слишком уж зелено,
Слишком молодо, ну и пусть,
Перелюбится, перемелется,
И придёт настоящая грусть»


Из маминой тетрадки со стихами.

Я знала, что Васька прекрасный переводчик с английского, и что это он придумал nevermore переводить как не вернуть.
Но даже «Ворона» я тогда ещё, как ни странно, не читала. Васька уехал в 73-м, в мои 19 лет. Стихи тогда были у меня – из главнейшего в жизни. И переводы васькины печатались почти до самого его отъезда. Однако не читала. Наверно, меня совсем не интересовали ни Эдгар По, ни Байрон.

Собственно, я вообще не очень любила переводную поэзию, хоть и ходила на вечера Сомова, который так эффектно читал переводы. Но не было от них того пронизывающего восторга, который возникал так легко – от самой разной русской поэзии.
Так что кроме любимого детского Маршака, я знала одного переводчика – Андрея Сергеева с «Бесплодной землёй» – «Для нас больных весь мир больница, которую содержит мот» – помню с 16-ти лет.

Read more... )

Конец написанного. Продолжение следует, когда я его напишу
mbla: (Default)
Вчера за ланчем Кристиан радостно расписывала нам с Лионелем свои сицилийские каникулы.

Она только что вернулась, – было много солнца, белого камня, белого вина, розовых фламинго и пустых внесезонных пляжей.

А потом и жалуется –  всё отлично, только вот немецкий доктор не дремлет.

Тут надо отметить, что Кристиан практически двуязычна – прожила в Америке лет 8, защитила диссертацию по Оскару Уайльду, причём в каком-то психоаналитическом ключе. Кроме того, свободно владеет испанским, да и итальянский после прошлогодних каникулярных курсов в Италии стал неплох.
Муж у неё австралиец и говорят они между собой по-английски.

И вот – жалуется Кристиан – сидим в кафе, глядим на море, на бумажке для развлечения пишем в две колонки – с одной стороны греческие имена богов, а с другой соответствующие римские. Собрались уходить. И тут говорит Кристиан мужу своему Дэвиду: « don’t forget your ice-cream ».

Read more... )

mbla: (Default)
Получила я только что сообщение от "Озона":

"helen, сегодня ночь .... покупок!
Скидка 20% на тысячи товаров!"

Прочла вслух, пропустив прилагательное перед словок "покупок". Предложила народу его угадать.
Предлагали: охуительных, оргазмических, упоительных...

А там
Read more... )
mbla: (Default)
– Про Куздру сплошная семантика, вовсе не синтаксис – ясно же, что нехорошее она с бокром сделала и с бокрёнком тоже плохо обошлась.
– Это с чьей точки зрения нехорошее?
– Ясное дело, с бокриной, с куздриной очень даже хорошее.
....
– А какие прекрасные глагольные виды в русском – недо, пере...
– Вот недоперепил
– Что бы это значило?
– Ну, перепил – это когда мордой в салат, а недоперепил, – до морды в салат не допил, полез в драку
...
– А интересно, есть у иностранца шансы доучить русский до того, чтоб понимать «Ни фига себе хуёв понатыкали» – ну, если к примеру споткнёшься обо что-то в темноте
– А понавтыкали – это другое, это когда как иголки, хуи понавтыкали...
....
– Терпеть ненавижу нынешнюю манеру употреблять полные имена, понимаю, что вместо отчеств, но просто вздрагиваю от «Елена», причём ведь подписываюсь Лена, а всё равно. Кстати, к «Татьяне» я отношусь вполне терпимо. Но с другой стороны, когда я Таньке это сказала, выяснилось, что она как раз «Татьян» не выносит. А Васька вполне представляется «Василий».
– И всегда представлялся
– А почему не кот Василий?
– Потому что я не кот, а пёс
– Ну так и представлялся бы Пёс Василий
.......

А сегодня в предрождественский ливень с ветром – в первый день после конца света - съездили за ёлкой, она стоит в углу, с неё натекла лужа. И впереди 10 дней сплошных каникул.

И в среду обещают грозу - с громом и молниями - ура предновогодней грозе!
mbla: (Default)

Синицин-Воронин-Воронов-Скворцов-Сорокин-Дроздов-Иволгин-Журавлёв-Петухов-Курицын-Снегирёв-Гусев-Лебедев...

А почему, как Уткин, так еврей?

Ладно, не водились в России страусы, и индюка первого отловил народ с «Майского цветка», доплыв до Нового Света...

Но аисты! Аисты же венчали малоросские крыши, да и русские, если не слишком на севере, тоже.

Где же, где же Аистовы?

mbla: (Default)
Вышла пару дней назад на газон и увидела ветер, падающий на траву.

Трава шелестела, гнулась, блестела.  И вспомнила, что я когда-то об этом уже писала – что у Бродского – «ветер, налетающий на траву», а падающий – лист.

Но я упорно помню падающий ветер, и налетающий – продолжает разочаровывать.

А ведь если падающий – то в траву. Но тогда – падающий и затихающий, и тихо лежит утомлённый, – только стебли слегка пошевеливает.

Нет, налетает, клонит – и дальше летит, – а трава упорная-упругая  поднимается.

Ну, а если всё ж упасть на траву – это не то, что упасть в траву – падает на траву, охватывает её, пытается унести с собой, но трава крепкая с корнями.

Сегодня утром по ней, по собачьему газону напротив дома бродили два селезня. Вперевалку, небыстро, не стали улетать, когда я за ними пошла. Может, так и цапля  к нам во двор залетит. Постоит задумчиво.

«Осенний крик ястреба». Сколько ястребов сидит вдоль автострад на столбиках, на которых крепится решётка ограждения, сколько парит над полями. Как же мне раньше в голову не пришло – толчок от Дилана Томаса – «Над холмом сэра Джона».

У Бродского отстранённей – как всегда, человек в плаще, которого тут, впрочем, и нету.

У Томаса – не обойтись без прямого собственного свидетельства...

and I who hear the tune of the slow,
Wear-willow river, grave,
Before the lunge of the night, the notes on this time-shaken
Stone for the sake of the souls of the slain birds sailing.


А у Бродского

И на мгновенье
вновь различаешь кружки, глазки,
веер, радужное пятно,
многоточия, скобки, звенья,
колоски, волоски --

бывший привольный узор пера,
карту, ставшую горстью юрких
хлопьев, летящих на склон холма.
И, ловя их пальцами, детвора
выбегает на улицу в пестрых куртках
и кричит по-английски "Зима, зима!"


И тут же возникает голос Уолкота

The flakes of November will carry you further into
a soundless country and the dark gather around
the lanterns of leaves, their piles of ash, then winter;
where you stand like an exclamation on a page of white ground


Как заплетаются разноязыкие слова, как скачут мячиками ассоциации, как вплетаются в собственное мышление ли, ассоциативность ли – пейзаж до Моне таков ли, как после?

А вечером шла по городу в тёплых волнах – острей нет чужой скользящей мимо жизни, чем вечером в Париже – шаги, столики, случайные взгляды, жесты, руки держат бокал вина, руки взлетают в разговоре – пахнет жимолостью и жасмином.

Липы вот-вот зацветут, и черешня медленно, на глазах, краснеет.

И, п – в слове «липа»,  перешёптыванье ч и ш в черешне...
mbla: (Default)
Я всё закидываю в память чудо-телефона-шмудака самые разные, нужные и не очень, фиговины – а он заглатывает их, не поперхнувшись.

Вот вчера закачала Larousse. Как всегда, когда хочешь повозиться со словарём, никакие разумные слова в голову не лезут.

Я хотела увидеть Larousse в полной славе и решила, что надо бы поискать что-нибудь такое, на чём я смогу проверить, как он ищет идиомы.

И пришло мне в голову посмотреть, что мне скажут про cherche-midi .  Ещё до до приезда в Париж  знала я, что есть такая улица – из Эренбурга.

Над Парижем грусть. Вечер долгий.
Улицу зовут "Ищу полдень".
Кругом никого. Свет не светит.
Полдень далеко, теперь вечер.
На гербе корабль. Черна гавань.
Его трюм – гроба, парус – саван.
Не сказать "прости", не заплакать.
Капитан свистит. Поднят якорь.
Девушка идет, она ищет,
Где ее любовь, где кладбище.
Не кричат дрозды. Молчит память.
Идут, как слепцы, ищут камень.
Каменщик молчит, не ответит,
Он один в ночи ищет ветер.
Иди, не говори, путь тот долгий,
Здесь весь Париж ищет полдень.


Очень частая идиома : chercher midi à quatorze heures.

Даже я так говорю...

Чаще всего она оказывается на языке, когда хочешь студенту объясняешь, что он заблудился в трёх соснах, и есть простой путь.

Но chercher midi à quatorze heures я нашла, когда смотрела, что Larousse может сказать про глагол chercher.

А когда я напечатала просто cherche-midi, передо мной на экране возникло занимательное слово pyrrhocoris. Щёлкнув по нему, я узнала, что так называется красный жук с двумя чёрными точками на крыльях. Этого жука ещё зовут жандармом – за красный мундир. И вообще-то это лесной клоп.

Во французской википедии написано, что вероятно, название прекрасной улицы Cherche-midi,  на которой стоит мой любимый кентавр Сезара, происходит от висящей там вывески, на которой изображены солнечные часы.

Улица это старая, бывшая дорога. В старинных текстах она называется Chasse-midy. А Cherche-midi – позднее название.

Так что есть и версия, по которой Chasse-midy превратилась в Cherche-midi по созвучию.

Но ведь в Париже есть улица Кота-рыболова, есть улица Хороших детей, есть – Плохих мальчишек – так почему бы не быть улице жука-жандарма, или лесного клопа?
 
mbla: (Default)
Кристиан сегодня сказала: «А всё-таки в детстве центром жизни было лето – у бабушки в Бургундии. Лежишь в саду на раскладушке, книжку читаешь, насекомых слушаешь. Озеро поблизости, зелень повсюду».

Я подхватила – «да, на снятой даче с верандой с цветными стёклами, возле Финского залива, – в лесу грибы, в мелкой водичке, в ямах впеске на пляже полупрозрачная крошечная рыбка-колюшка, ах, как же она по-французски, и бывает ли тут».

«Да – говорит Кристиан – иногда даже хочется завести загородный дом, вспоминая»

Мы вчетвером возвращались из бассейна – четыре тётки – мужики ленивые редко ходят с нами плавать.

«Дом, конечно, хорошо покупать с друзьями, чтоб по очереди заниматься всякой фигнёй – ну, кто что будет делать в поместье – я, чур, готовить!»

«А я книжки читать» - вызвалась Изабель.

Несколько дней назад я пыталась сформулировать Лионелю, в чём моё не-французство, что знает любой человек выросший во Франции, и не знаю я.
«Язык, и ещё раз язык, и трижды язык!». «Ну, – ответил Лионель – если убрать акцент, то пишешь ты определённо лучше многих наших студентов».

Скажу сразу – это не фокус.

Любимый пример Бегемота с «чижиком-пыжиком», которого не знают иностранцы? Но самое смешное, что, пожалуй, французских чижиков-пыжиков я знаю. Вот с французскими чёрными или красными руками, которые поднимаются по лестнице, чтоб ухватить бедных детей, не знакома. Надо будет у Лионеля осведомиться, водятся ли во Франции эти ужасные руки.

Пару недель назад мы вдвоём с нашим директором принимали абитуриента. «Аааа – сказал директор, посмотрев на фамилию, – ты из Эльзаса». «Дедушка из Лотарингии» – ответил мальчик. Я, естественно,увидела, что фамилия немецкая, но мало ли таких – у евреев, например. Ан нет, оказывается, есть чисто эльзасские фамилии.

А только что я принимала абитуриента вдвоём с Аник – преподавательницей французского – и история повторилась.

Для Аник было очевидно, что фамилия Azizou – баскская.

В последнее десятилетие за счёт интернета, в частности, жж, разбросанные по всему миру русскоязычные люди вступили в тесный контакт.

На всех нас страны, где мы живём, несомненно оказывают огромное влияние – а в силу того, что возникли площадки для общения, в том числе с незнакомыми в реале людьми, начал складываться странный географически разбросанный этнос – русские американцы встретились с русскими французами, с русскими израильтянами, русскими немцами, итальянцами, канадцами, швейцарцами, австралийцами, англичанами...

А любопытные социологические темы – влияние среды обитания на человека, поменявшего место жительства... Возникновение этноса вне географии – по языковому и происхожденческому принципу...
mbla: (Default)
Кристиан сегодня сказала: «А всё-таки в детстве центром жизни было лето – у бабушки в Бургундии. Лежишь в саду на раскладушке, книжку читаешь, насекомых слушаешь. Озеро поблизости, зелень повсюду».

Я подхватила – «да, на снятой даче с верандой с цветными стёклами, возле Финского залива, – в лесу грибы, в мелкой водичке, в ямах впеске на пляже полупрозрачная крошечная рыбка-колюшка, ах, как же она по-французски, и бывает ли тут».

«Да – говорит Кристиан – иногда даже хочется завести загородный дом, вспоминая»

Мы вчетвером возвращались из бассейна – четыре тётки – мужики ленивые редко ходят с нами плавать.

«Дом, конечно, хорошо покупать с друзьями, чтоб по очереди заниматься всякой фигнёй – ну, кто что будет делать в поместье – я, чур, готовить!»

«А я книжки читать» - вызвалась Изабель.

Несколько дней назад я пыталась сформулировать Лионелю, в чём моё не-французство, что знает любой человек выросший во Франции, и не знаю я.
«Язык, и ещё раз язык, и трижды язык!». «Ну, – ответил Лионель – если убрать акцент, то пишешь ты определённо лучше многих наших студентов».

Скажу сразу – это не фокус.

Любимый пример Бегемота с «чижиком-пыжиком», которого не знают иностранцы? Но самое смешное, что, пожалуй, французских чижиков-пыжиков я знаю. Вот с французскими чёрными или красными руками, которые поднимаются по лестнице, чтоб ухватить бедных детей, не знакома. Надо будет у Лионеля осведомиться, водятся ли во Франции эти ужасные руки.

Пару недель назад мы вдвоём с нашим директором принимали абитуриента. «Аааа – сказал директор, посмотрев на фамилию, – ты из Эльзаса». «Дедушка из Лотарингии» – ответил мальчик. Я, естественно,увидела, что фамилия немецкая, но мало ли таких – у евреев, например. Ан нет, оказывается, есть чисто эльзасские фамилии.

А только что я принимала абитуриента вдвоём с Аник – преподавательницей французского – и история повторилась.

Для Аник было очевидно, что фамилия Azizou – баскская.

В последнее десятилетие за счёт интернета, в частности, жж, разбросанные по всему миру русскоязычные люди вступили в тесный контакт.

На всех нас страны, где мы живём, несомненно оказывают огромное влияние – а в силу того, что возникли площадки для общения, в том числе с незнакомыми в реале людьми, начал складываться странный географически разбросанный этнос – русские американцы встретились с русскими французами, с русскими израильтянами, русскими немцами, итальянцами, канадцами, швейцарцами, австралийцами, англичанами...

А любопытные социологические темы – влияние среды обитания на человека, поменявшего место жительства... Возникновение этноса вне географии – по языковому и происхожденческому принципу...
mbla: (Default)
Недалеко от гор Севенн есть речка по имени Cèze.

Я про неё прочитала историю. Дескать, Людовик, не помню какой, со свитой там оказался. Посмотрел на неширокую речку и говорит: Très étroit. На что кто-то из свитских отвечает: Cèze.

Я не врубилась совершенно, а [livejournal.com profile] bgmt сразу понял.

13 + 3 = 16

treize et trois seize!
mbla: (Default)
Недалеко от гор Севенн есть речка по имени Cèze.

Я про неё прочитала историю. Дескать, Людовик, не помню какой, со свитой там оказался. Посмотрел на неширокую речку и говорит: Très étroit. На что кто-то из свитских отвечает: Cèze.

Я не врубилась совершенно, а [livejournal.com profile] bgmt сразу понял.

13 + 3 = 16

treize et trois seize!

August 2017

S M T W T F S
   1 23 4 5
6 7 89 10 11 12
1314 1516 17 18 19
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 22nd, 2017 03:24 am
Powered by Dreamwidth Studios