mbla: (Default)
Гриша часами сидит на седле нашего комнатного велосипеда и глядит за окно.

Там чайки проносятся мимо стёкол, время от времени встряхивается тополь, скидывая листья –они дрейфуют шлейфом и парашютиками падают на газон.

Я думаю, что Гриша смотрит в лето – из комнатных четырёх стен – в сад, где сойки и ящерицы, и сучковатая олива.

Что ж – кошки ничего не знают про короткость жизни, им, как детям – только каникул и ждать, таская по квартире икейскую серую мышку, такую натуральную, что утром в ванной, наткнувшись ногой на мягкое тельце, вздрагиваешь от его мёртвости.

А нам-то, нам чего делать, ощущая физически этот песок, утекающий из-под пальцев?
mbla: (Default)
По дороге на работу я встретила Кота.

Я познакомилась с ним год назад, когда я торопилась на утреннюю лекцию, и вдруг услышала за спиной требовательное мявканье. Оглянулась – огромный пушистый котина шествовал по тротуару и орал. Я подошла к нему, спросила, чего ему надо, и он пошёл за мной. Я решила, что отведу его в кампус, – будет там жить-поживать, но мимо женщина проходила, – котовья знакомая – она сказала, что Кот живёт в доме напротив – и показала мне окно с кружевной занавеской.

С тех пор я Кота много раз видела. Неоднократно он провожал меня до калитки, часто сам с собой разговаривал, хотя всегда казалось, что со мной – такое неприятное чувство, с Гришкой тоже бывает – тебе смотрят в глаза – довольно требовательно и даже нагловато – и разинув рот так, что нёбо видно, чего-то громко говорят – а ты не в зуб ногой.

Сегодня он был молчалив – куда-то направлялся по своим котиным делам и очень грамотно перешёл улицу. Две машины пропустил, - там нестрашно, ездят небыстро, но он и останавливаться не заставил.

По дороге на работу я встретила двух тётенек с двумя собаками. Одна тётенька была при маленьком пёсике – бело-рыже-грязной дворняжке, а другая при большом, похожем на помесь лабрадора с кем-то овчаристым.

Чем-то псы друг другу страшно не понравились, или, может Большому не понравился Маленький. Во всяком случае, он с лаем так потянул свою тётеньку, что она его еле удержала, обеими руками ухватясь за верёвку.

Тётенька с Маленьким, недовольно ворча, сошла на мостовую, и Маленький потопал дальше, с головой, повёрнутой назад к обидчику, и сердито огрызаясь.

Большой уселся посреди газона, ухмыляясь во всю морду, будто и не он только что выходил из себя, будто это шутка у него была такая, а его тётенька, сверкая очками, тыкала пальцем в собственную ногу, по колено в глине в результате удерживания Большого на скольком грязном мокром газоне, и сердито и громко выговаривала ему: «Ты посмотри, что ты наделал. Посмотри!»

По дороге на работу я глядела под ноги на липовые листья и бормотала: «на освещённой мостовой кружочки липы золотые вниз стороною лицевой лежат, как будто неживые. И запоздалый грузовик, как лёгкий ангел, без усилья, по лужам мчится напрямик. Подняв серебряные крылья.» Как бормочу уже сто лет – осенью под липами.

А потом день поскакал мячиком – лекция, встреча, болтовня, задачка, болтовня – и вкатился в ранний вечер, в начинающиеся сумерки – из окна тянет листьями, яркие яблоки на деревьях засияют вот-вот фонарями.
mbla: (Default)
В Бретани мы жили на хуторе. Маленькая тупиковая дорожка упиралась в наш дом – старый каменный, с синими ставнями. За домом большая поляна, на ней вишнёвое дерево, – мы обдирали с нижних веток кислые ягоды, не еденные с России – те, что нам оставили дрозды. За поляной кукурузное поле. Наученная когда-то Васькой, я грызла маленькие сочные початки.

Перед самыми нашими воротами подъезной отворот к ещё одному дому, спрятанному за кустами. У отворота почтовый ящик и табличка – нудистский кемпинг.

Вечером с нашей поляны мы слышали радостные вопли, доносившиеся из этого кемпинга, – из-за канавы и деревьев. С ленивым любопытством думали – неужто эти жизнерадостные нудисты голые ходят в дождь и холод.

На второе утро пропала Гриша. Обычно она спит с нами, а тут просыпаемся – нету. Я сначала не сильно обеспокоилась – мало ли где и за кем она охотится. Но когда, обойдя поляну и заглянув в сарай, я её нигде не обнаружила, мне стало сильно не по себе – у Гриши есть удивительное свойство – никогда не пропадать больше, чем на час-полтора – скучно ей в обществе одних мышей да ящериц, да тушканов.

Тут вышел Васька и стал заунывно кричать – кыс-кыс-кыс. Как ни удивительно, в ответ раздался дальний мяв – обеспокоенный и жалобный. Я кинулась через крапиву в кукурузное поле – налево, мяв явно доносился слева – но Васька завопил, что он слышит его справа, и я бросилась направо. Мяв перемещался, не теряя интенсивности. Слева-справа. Выскочив из кукурузы обратно на нашу поляну, я совершенно случайно подняла взгляд – Гриша бегала взад-вперёд по коньку крыши нашего двухэтажного дома.

Спуститься ей, на мой взгляд, не представляло никакого труда – по скату до конца, оттуда прыгнуть на крышу примыкавшего к дому сарая, и потом вниз. Но ей по врождённой трусливости было очень страшно. Я увидела прислонённую к стене лестницу и влезла на этот самый сарай, тихо надеясь, что он подо мной не обвалится. Стала под скат и начала уговаривать Гришу слезть. Вышли Машка, Нина и Бегемот, и мы стали совещаться.

С машкиной точки зрения поля и долы не усеяны трупами упавших с сосен кошек, так что она склонялась к тому, чтоб оставить Гришу самостоятельно расхлёбывать результаты своего идиотского поведения, но мне очень не хотелось гулять, предаваясь мыслям о Грише на крыше... Нина протянула мне на сарай стул, и я на вытянутых руках прислонила его к стене дома под скат, уговаривая тупое животное спрыгнуть – не тут-то было. Тогда Бегемот решил привязать стул к палкам, чтоб на палках достать им до крыши. Я стояла, балансируя этим стулом на шестах, а Гриша трогала его лапой, но тут же боязливую лапу отдёргивала.

Мы ушли завтракать. Сердитая Машка продолжала говорить, что надоест – спустится. Но кусок в горло не шёл из-за жалобного мява. К тому же мог пойти дождь...

После завтрака на спасательные работы отправились Машка с Бегемотом, запретив мне в них участвовать – из-за чрезмерного сочувствия к мерзкой кошке.

Они прихватили ещё и кошачий домик-перевозку, поставили её на стул, поднятый на шестах с крыши сарая. После некоторых колебаний, Гриша в свой дом вошла.

Когда она с поднятым хвостом прошествовала на веранду, вид у неё был оскорблённый – очевидным образом, мы были виноваты в том, что она зачем-то провела ночь на крыше! Кстати, как она туда попала, мы так и не знаем – по глицинии на стенке забралась?

Два дня прошли спокойно, а на третий Гриша опять пропала. В последний раз мы её видели вечером. Утром она не появилась, мы уехали гулять, вернулись – Гриши по-прежнему нет.

Я внутренне с ней попрощалась – ну, как может кошка, которая никуда никогда не девается, исчезнуть на целый день без всякой причины? Меня очень мучило, что она, может быть, попала в беду, а мы не можем найти её и помочь. Васька предположил, что она от нас ушла в кукурузные поля – за мышами охотиться, не хочет больше с нами жить. Я печально сказала, что наш очень славный хозяин уж наверняка кошку зимой не выгонит, если она придёт обратно, и что если Гришка хочет жить сама, дык насильно мил не будешь.

Печально обошла поляну, пошарила железной палкой в бочке с водой, вытащив её, испугалась ржавчины на конце и отправилась к нудистам, – выяснить, не встречали ли они часом нашей кошки.

Нудисты были вполне одеты и очень жизнерадостно ужинали за парой огромных столов. Они производили впечатление хорошо между собой знакомых людей.

Сочувственно высушав историю о пропавшей кошке, пообещали сообщить нам, если кошку встретят.

Я готовила ужин, когда раздался стук в дверь. Двое голландских нудистов, с трудом подбирая французские слова, радостно сообщили, что кошка у них в кемпинге сидит на дереве, невысоко. Я побежала за ними. По дороге к дереву голландцы прихватили лестницу. Гриша сидела на ветке у самого ствола, прижимаясь к нему, глядя на мир обезумевшими от ужаса глазами. Как она там оказалась? Может быть, вечером забрела и испугалась громких криков на незнакомом языке?

Один из голландцев – явный не феминист – полез на дерево. Когда он добрался до Гриши, она в отчаянье вцепилась в ветку всеми когтями и попыталась удержаться на спасительном суке в этом враждебном мире, но голландец был непрост – он крепко держал её за шкирку и не отпускал. Тут подбежала Танька с кошачьим домиком, – туда и опустили обезумевшую Гришку.

На щастье нудистов изрядно потеплело,и где-то дня за два до отъезда мы с Машкой, выйдя с мусором ко входу в кемпинг, где стояли баки, увидели там мальчика с полотенцем – его отправили чего-то выкинуть и слегка прикрыли перед появлением на общественной территории.

Гриша больше к щастью не пропадала, так что не было у нас случая удостовериться, что нудисты ужинают голыми за своими здоровенными столами.

...

А теперь тут, на юге, на Средиземном море, Григория королевствует, повелевает ящерицами и мышами, ходит с нами в рощу, охотится в канаве, поджидая, пока мы вернёмся с моря, чтоб вместе домой идти, но не удаётся ей взобраться по шероховатой стене к моим приятелям-гекконам, которые по вечерам охотятся возле лампы, выкидывая длинные языки навстречу мелким мошкам.
mbla: (Default)
Такие же умиротворённые, как этот зверь, хоть, в отличие от него и не проводили целых дней на крыше чужой машины

mbla: (Default)
Полномочный представитель







Обнимаем-поздравляем-ждём!
mbla: (Default)
Вчера был день Котов, – говорят, – котиный, говорят день – ну, ясное дело, – 8-ое марта – международный женский день, 1 марта – международный котский день.

Но по-моему, коты заслужили месячник. Вот в Советском Союзе бывали, скажем, месячники уличного движения, когда пешеходов давить надо было с осторожностью, или даже вовсе не давить, а наоборот дорогу уступать.
А в марте – пусть будет месячник котов. Правда, не исключено, что бедные кастрированные коты не согласятся на март, предпочтут, например, сентябрь.

Нелегка котовья судьба. Моя подруга Л., вздыхая, говорила, что в будущей жизни она непременно будет кошкой из хорошей семьи. А злая Машка с хищной улыбкой заметила, когда я ей об этом рассказала, что неплохо б напомнить Л., что обычно проделывают с кошками из хороших семей.

Каждый человек встречал на жизненном пути выдающихся котов, – выдающихся женщин, может, и не всякий, а уж котов – наверняка.

К примеру, кошка Синявских была достойна лавров профессора из рассказа Конан-Дойля – того, что, влюбившись в свои преклонные года в юную девицу, принимал обезьяний гормон для омоложения, и в результате раз в месяц по ночам карабкался от избытка сил по стенке на второй этаж и, заглядывая в спальню, пугал своим бешеным видом собственную дочку.

Кошка Синявских брала пример с этого достойного профессора. Она взбиралась на второй этаж по разросшейся толстой глицинии и стучала ночью в окно гостевой комнаты – преимущественно, когда Синявские были в отъезде, и гость в одиночестве охранял дом и кошку.

Эта же кошка по имени Каспар-Хаузер имела обыкновение устраиваться перед метровым в диаметре прудом с кувшинками и вылавливать оттуда лапой зазевавшихся золотых рыб – по свойственной котам и людям бессовестности она их не ела, – брезгливо кидала на дорожку.

В Париже, кстати, есть улица Кота-рыболова.

Про кота Тараса я слышала от мамы и в моём детском воображении это был серый великан, доблестный охотник. Он проживал у моей тётки в деревне, куда она уехала по распределению после мединститута. И носил ей в кровать мышей и крыс.

Вряд ли Гришка войдёт в красную книгу выдающихся котов – не с Котом в сапогах быть ей под одной обложкой. Но она изменила моё отношение к котьему семейству. До Гришки коты были для меня – как домовые – в доме должен быть кот, но в особо близкие отношения я с котами я не вступала. Сохраняя дистанцию.

С Гришкой – другое дело – она ведь ПЛОХАЯ кошка, бес в котиной шкуре. Отважная плохая маленькая кошка – смысл её жизни в том, чтоб кусаться и беситься. У неё любимая игрушка – серая усатая плюшевая крыса из Икеи, ей её [livejournal.com profile] liber_polly подарила. Покупала в Икее диван (увы, не транслятор), а заодно крысу прихватила. Пару дней назад я нашла это бродящее по квартире серое животное в одном из любимых гришиных спальных мест – в ванне – она прыгнула туда с крысой в зубах, не иначе. А это вызывает некоторое уважение. Катя, например, не будет с палкой в зубах не только прыгать, но даже и писать – обязательно палку положит.

Гриша спит в мисках и кастрюлях, а во сне ей, наверно, снится, что она стала наконец Тигрой, и больше не может всякий встречный-поперечный схватить её и выкинуть из запретной гостевой комнаты Синей Бороды, где стоят горшки с растениями, из которых можно выкидывать землю прямо на кровать.

Гриша любит сидеть у кого-нибудь на коленях – но если эта двуногая подставка протянет к ней дружественную неуважительную руку – поднимается серая лапа и хлопает по руке, или хватает руку и тащит в зубастую пасть.

Однажды, поев своих котиных консервов, Гриша обтёрла морду о свитер стоявшей рядом [livejournal.com profile] nora_neko.

С Гришей можно вести беседы. «Плохая кошка, что ты замышляешь, и ведь не спишь, а притворяешься»

Открывается глаз наполовину – «мряк».

А на Ваську сегодня напал философский стих. Он решил запоздало возмутиться тем, что в школе его учили всяким глупостям – к примеру, делению на единицу, – «всякому же понятно, что на единицу ничего не разделишь, – хоть кошкин хвост дели» - сказал он, глядя на Гришу –«он при кошке останется». «Мряк-мряк-МРЯК» - не одобрила Гриша деления хвоста.

Приходя вечером домой, я осведомляюсь у Васьки - Катя яблоко просила за завтраком? – Где вы с ней гуляли? – Гриша бесилась? – Ты работал? – Ну, и всё в порядке, и март на дворе.
mbla: (Default)

На лужайке в кампусе растёт раскидистая сосна в окружении густых высоких  кустов с  тёмными кожаными не опадающими листьями.  Через месяца полтора кусты эти зацветут медовыми метёлками.  А пока что – густая террасная крона над травой.

Проходя мимо, я услышала из самой глубины этого зелёного острова сварливое сорочье тарахтенье, сопровождаемое крайне возмущённым карканьем. Неужто сорока с вороной подрались? Я остановилась, но нарушителей тишины в густых ветках не увидела  – зато в траве под сосной сидел, улыбаясь в усы, самодовольный толстый серо-белый кот.

mbla: (Default)


Гришка тебя ждёт, и все остальные тоже!
mbla: (Default)
Вот какой подарок я получила от geish_a - шар, который она расписала! Совершенно волшебный светящийся шар.

Мы боялись, что он придёт только к следующему Рождеству, а вот ведь - доблестные две почты, американская и французская, успели - и он попал на ёлку! Спасибо, Ань!





Read more... )
mbla: (Default)
Вот ведь некоторые представители котьего семейства приносят пользу. К примеру, Кот в сапогах. Обогатил хозяина, да ещё и имением управлял. Конечно, с Людоедом несправедливо обошёлся, ну, с другой стороны не надо ж таким дураком быть, как этот Людоед-тупица.

Или к примеру Кот, который целое королевство, где котов никогда не видели, спас от мышей. И тоже хозяина обогатил.

Какой-то кот, кажется, Лондон спас, только не помню, от какого бедствия, может о пожаре предупредил?

А другие котьи спят на хлебе, как на подушке, и ухом не ведут. А не спят, дык кусаются, или охотятся на крупную дичь (то ли на меня, то ли на мою ногу). И между прочим, вовсе не считают, что валяться на столе, когда народ ужинать собирается, всё-таки опасно - съедять.

И зевать невежливо тоже, и есть из чужих тарелок.



"Мррррр - сказала кошка, помолчав немножко."

October 2017

S M T W T F S
1234 567
89 1011 121314
1516 1718 192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 06:15 am
Powered by Dreamwidth Studios