mbla: (Default)
Когда день беспричинно не складывается в правильный пазл, и торчат из углов войлочные обрывки, будто из старого кресла, можно, конечно, вспомнить то, где Бродский рисовал Ленина, и как стояло оно на Херсонской улице – не одно, а целых два, и их составляли вместе, и меня, или, может, потом Машку, укладывали в них составленных, спать в этой комнате у Бабани с Галей – под ночной скрежет поворачивающих трамваев. И подумать про то, как одно из них переехало потом к нам с Бегемотом на Детскую улицу, и как однажды на пьянке, такой, что наше веселье на пятом этаже было слышно на первом, пропала бутылка водки, а через неделю я, сидя в кресле на месте Ленина, которого рисовал художник Бродский, засунула руку в кресельную дыру, нащупала там случайно стеклянный бок удивилась и вытянула пропащую бутылку, а она ответила мне приветственным бульканьем. Так когда день торчит обрывками смятых газет, войлоком и старыми пружинами, а не складывается в упругий пазл, когда лениво думаешь – а может поваляться с детективом, когда даже темнеющий лес, куда мы с Таней успели, где услышали дальнее уханье, и под ногами хрустели жёлуди, – ну что такой день – да, ничего – поманить Ваську с Катей, – с той фотки, где Васька на пне сидит у пруда, а Катя сзади подходит – как же трудно чёрных ньюфов фотографировать, чтоб глаза были видны – понюхать собственную ладонь, пахнущую сыроежкой, которую я в лесу потрогала, поставить на ужин грибы с картошкой, встать по душ, – и дальше бежать – фер-то кё и ноблес оближ – опять же.

Дома

Oct. 8th, 2017 01:28 am
mbla: (Default)
Софи сказала: "Нет, не хочу никуда идти, я хочу Тане читать книжку".

IMG_8679



IMG_8682

Read more... )
IMG_8689
mbla: (Default)
Я вышла с работы под пышные наползающие друг на друга облака – небо набухало как дрожжевое тесто – но ветер прорвал дыру, и в неё рванулся свет – ещё не предзакатный, но уже вечерний.

Мне очень захотелось пробежаться через город, доехать до Жюсьё, добежать до Нотр Дам, поднять голову, глянуть, кивнуть, потом с набережной отвернуть и мимо фонтана в устье Сен-Мишеля, по Сен-Андре-дез-Ар, мимо столиков, глядя с завистью на стаканы с пивом, бокалы розового – на то и чужая жизнь, чтоб с завистью на неё глядеть…

Я даже повернула к метро, но одёрнула себя и пошла на автобус – последние дни, когда, если удаётся до восьми дома оказаться, я ещё успеваю в последнем свете с Таней в лес.

Из темнеющего леса, где только на заднике, за верхушками каштанов – густое золото с возрожденческих картин, мы вышли на свет, к пруду, на поляну.

Таня носилась, как жеребёнок, вскидывая лапы.

Людей почти не было – пятница, девятый час, темнеет. Проехал велосипедист, прошуршав травой. Прошла пара.

Облака держались под поверхностью воды на небольшой глубине. Чёрные водяные курочки переговаривались пронзительными голосами.

Книжки на полках, облака в небе и под водой, свет в окнах, когда в сумерках мы вышли из леса, подсвеченная закатом Нотр Дам, – вертелись карусельными лошадками под тихую музыку.
mbla: (Default)
Вглядываясь в уже пёстрые листья под ногами, хоть и совсем зелёные над головой, в вырвиглазный изумрудный мох, – всё в поисках почти отсутствующих грибов – я вспомнила, как Тед Хьюз, охотник, объяснял Сильвии Плат, что охота – это умение всё замечать, стыдливо замалчивая, что охота вообще-то про убийство.

Охотиться он, впрочем, бросил, а заметливость осталась.

Странное межеумочное время – этот сентябрь, который каждый год «сколачивает стаи» - лимонные тополиные листья уходят в штопор перед тем, как упасть на землю.

Рыжие и чёрные мохнатые шотландские коровки на опушке леса Рамбуйе совсем близко подошли к изгороди, расставив рога – такие, на которые то ли яблоки накалывать, то ли луну, летящую с небес кубарем, ловить.

Одного бычину мне удалось потрогать за мокрый тёплый нос.

Но не избавиться уже от мысли, что эти шотландские красавцы и красавицы, с солнцем в рыжей шерсти, – это мясная порода – тьфу, какое бюрократическое наименование – мясная порода...

Живые коровьи души… Тёплые мокрые носы.

Грибов нет, но всё ж чуть подберёзовиков на жарёху нашлось, и сыроежек – и вдруг несколько рыжиков.

Потом дождик попытался прошуршать, намочить плечи и песок под ногами, но сразу выдохся.

***
Гриша иронически смотрит на меня, растопырив усы, – осень – говорит, – считай цыплят!
Не – отвечаю – лучше уж утят в Сене по весне посчитаю, – пёстрых и жёлтеньких.

А Таня спит в кресле после того, как три часа носилась по лесу, взмахивая ушами, – того и гляди взлетит.

***
Бегают по лесу листья
С бурундуками
вперегонки,
Прыгают по лесу листья –
Словно и сами –
бурундуки.

Носится по лесу осень:
Листок гоняется
за листком,
Носится по лесу пёсик:
Каждый лист кажется
бурундуком.


2003
mbla: (Default)
В наших утренних заплывах совершенно необходимо нам доплывать вдоль скал до вида на городок Лаванду, до вида на колесо обозрения, стоящее там на кончике мыса.

Иногда по утрам бывают волны, ударяют в Танин чёрный собачий нос.

Последние дни мы ходим по утрам плавать впятером, и Таня очень нервничает – она до пяти щитать не научилась, потому как в школу мы её не отдавали. И очень ей страшно кого-нибудь не досчитаться. К тому же Славка учапывает кролем в середину моря, а Таню за ним не пускают, так что в начале пути Таня от беспокойства крутит башкой и тоненько попискивает. Потом, когда Славка исчезает в зелёной дали, а остальные плывут близко друг от друга и болтают наплыву, она успокаивается.

Есть ещё одно ежеутреннее лёгкое грызущее беспокойство – а вдруг в одно непрекрасное утро мы доплывём до угла, заглянем за него, а там – нет колеса, ну, нет как нет. И как мы это переживём – представители новой религии – колесопоклонники?!

Каждое утро начинаем мы со встречи с колесом, ещё до кофе! Взгляд из воды на колесо пробуждает нас.

И вот сегодня утром мы подобрались к объекту нашего поклонения поближе.

В половине седьмого в саду на пороге моей комнаты появилась Галка с важным вопросом – как отключить ток, который каждый вечер, защищая сад от кабанячьего нашествия, мы врубаем в изгороди, обводящей сад. Они со Славкой собрались ехать в Лаванду на маленький рыбный рынок в порту, куда рыбаки привозят ночной улов.

Я, продирая глаза, решила, раз такое дело, с ними отправиться тоже.

Дорога была почти пуста, хотя мы обогнали одного велосипедиста, у которого под левой рукой на руле трепыхался полиэтиленовый мешок. «За рыбой едет» – решили мы, наверно, мы ещё не опоздали.

Город Лаванду с пустыми парковками, с немногочисленными прохожими был свеж, умыт, и розовые его дома сияли на солнце. На набережной мы заметили два открытых кафе и решили, что купив рыбу, пойдём кофе пить. Авось тогда проснёмся.

По дороге к рынку мы заметили небольшую машинку, перед ней шёл человек с длинной пылесосной трубой, тянущейся от кабины. Труба заглатывала в себя сухие листья и прочий мусор.

Задумчивая невыпившая кофе Галка сказала: «Смотрите как интересно – он ведёт машину в поводу». Но её ждало разочарование – нет, машину не тянули на верёвке, как тот бронепоезд, которым любовалась тётя Надя, ожидая, когда же комиссар вынет жилистый конец, – у этой машины за рулём, как ни странно, сидел второй человек.

Когда мы дошли до порта, мы увидели, что стеклянный павильончик рыбного рынка с прилавками внутри закрыт, и на дверях написаны часы работы – с восьми до одиннадцати.

Нам ничего не оставалось, кроме как отправиться пить кофе на набережной в ожидании открытия. Выпив кофе, мы решили зайти в булочную, – там была девчонка, с ног до головы вымазанная в муке, которая сказала нам, что тёмный хлеб у неё стоит в печке – не раньше, чем через час будет готов. Поутру – одни багеты.

Когда мы во второй раз подошли к заветному рыбному павильончику, он всё ещё был закрыт, хотя на часах было уже почти что восемь.

И тут раздался колокольный звон. Галка взволновалась – она решила, что это звонят, оповещая людей об открытии рынка, и нам со Славкой пришлось её слегка разочаровать, напомнив ей, что не все люди принадлежат нашей колёсной религии, бывают и другие конфессии, и звонят, возможно, в церкви (непонятно, впрочем, с чего бы вдруг в восемь утра звонили).

Мы кинули на рыбный павильончик более внимательный взгляд и заметили, что боковая дверь открыта. Сунулись туда и увидели двух полуголых мужиков, которые задумчиво починяли сети. На вопрос о том, когда ж рыбаки вернутся с рыбой, нам было отвечено, что, ну, может, в 9, может, в половине десятого, а кто-то и в одиннадцать.

Ждать столько времени не входило в наши планы, и просто на всякий случай, мы подошли к причалу и тут увидели, как из-за всяких яхт и прочих развлекательных плавсредств вдруг выскочил голубенький вёрткий кораблик с лебёдкой на корме – явно рыбачий. Он прочухал к пристани, двое мужиков быстренько его на крюк привязали и вытащили пару ящиков ещё трепещущей рыбы.

Рыба была совершенно разнокалиберная и разнопородная. Мы извлекли из ящика несколько представителей семейства дорадовых, одну камбалу. Тем временем подошла черноволосая черноглазая средиземноморского вида тётка средних лет, – жена рыбака, которого ждали к одиннадцати. Мы его ждать, само собой, не стали.

А рыбка на гриле была не чета обычной магазинной – но, конечно, напомнила мне об извечном противоречии – я среди этих рыбок плаваю, наслаждаюсь их обществом, ненавижу подводных охотников, превращающих живое в неживое…
mbla: (Default)
Что происходит на свете – да просто мистраль!

Дует-выдувает из долины Роны, из Швейцарии к нам, с моря сдувает тёплую воду, морщит морскую гладь, и бегут от берега мелкие низкие баранчики блинчиками от камушков.

А наша бухта на боку мыса, так что у нас северный мистраль дует не прямо с берега на море, а включает ещё и составляющую вдоль берега.

Пошли мы вдвоём с Таней утром плавать, как обычно, – ну, разве что в охладевшей слегка воде, – в сторону цивилизации – плывём вдоль скал к углу мыса, от которого вид на городок Ля Фавьер и на колесо обозрения там на пляже – до нашей всегдашней конечной точки – полчаса туда и обратно – как раз утреннее плаванье. Туда плывём – ух, с ветерком, подгоняет он нас – плывём – песни поём – стихи читаем.

А когда обратно повернули – тут-то ветер в лоб, Тане вовсе противными бурунчиками в нос целится – плывём и почти не продвигаемся, всё время приходится намечать очередной камушек –удовлетворённо его проплывём – и к следующему.

А на нас трое ребят с тропы смотрят внимательно.

Доплыли, вылезли на нашем лодочном спуске, и ребята подошли, говорят: «Мы тут смотрели, не нужна ли вам помощь, видно было, что плыть-то трудно».

А потом гулять по тропе пошли впятером с Таней, плавали все вместе в почти укрытой от ветра бухте, мы с Катькой и с Таней втроём довольно далеко от берега отплыли – надо Таню готовить к водным соревнованиям по классу пуделей. А потом Сенька научил Таню важному собаческому – ни одна палка не должна остаться в воде не найденной и не спасённой – целый час плавала она за палками, тренируясь на ретривера.

Вечером пришлось натянуть носки и свитера.

А сегодня мистраль – взял, да кончился!
mbla: (Default)
Вечернее

IMG_7770

Read more... )
И опять вечернее

IMG_7926
mbla: (Default)
Позавчера мы отправились из лета в весну. Перезапустить часы в обратную сторону несложно. В прошлом веке я однажды ранне-летним медовым апрельским вечером на Северном вокзале села в поезд «Париж-Москва». На следующий день я приехала в Польше в раннюю весну.

Позавчера мы всего лишь метров на 800 поднялись, на машине, переходя с одной асфальтовой дорожки-тропинки на другую.

Бросили машину в городке с торжественным названием Saint-Christol d’Albion и пошли через весенний лес, где цвели дикие яблони, боярышник, на дубах только проклюнулись листья, ещё не отцвели печёночницы, в русском обиходе моего детства называемые фиалками – их на первое мая на всех углах бабушки продавали в перевязанных суровой ниткой пучках. А на глазах вянущие ветреницы назывались подснежниками и продавались в пучках побольше.

Мы прошли через кроличью изрытую опушку, и было Тане щастье – нам навстречу выскочил симпатичный кролик с тёмной спинкой и белым хвостиком. Естественно, не родился ещё пудель-штрудель-яблочный пирог, которому удалось бы кролика поймать, но «не догоню, хоть согреюсь», – сказала Таня.

Из лесу тропа вышла к полям лаванды, и снежные вершины вдруг оказались не так уж далеко. Так мы и шли, посвистывая – вверх-вниз, в буковый лес, где буки стоят на слоновьих серых ногах, потом на луга поближе к вершинам, потом в балку, – и в конце концов широкой дугой вернулись в городок в Сен-Кристоль, где ещё не отцвела сирень.

Когда мы тихо поехали по асфальтовой тропинке домой – из лесу выскочила косуля, перемахнула через дорогу одним прыжком, и Таня с заднего сиденья только вспискнула ей вслед.
Read more... )

IMG_6892



IMG_6893



IMG_6894



IMG_6895
mbla: (Default)
Школьные каникулы в парижском районе... Пару дней назад получила смс-ку от Софи с фотографией светящегося и пустого пляжа в Лаванду - в двух шагах от нашего средиземноморского рая.

А вчера пока мы с Бегемотом и с Таней по лесу гуляли, пришла смс-ка от Ксавье с фотографией с холма заросшей лесом бухты на Корсике и с сообщением, что он полчаса назад купался.

Маринка прислала Бегемоту фотку с каланок, где она вчера купалась. И сообщила температуру - в Марселе в воздухе 21, в воде 17. Ну, а у нас моря нету, но в воздухе 19, и летнее небо.

IMG_6508

Read more... )

IMG_6521
mbla: (Default)
Приехали Сашка, Илья, Софи (такая взрослая девица, что Тякой, или Мурьком уж и не назовёшь).

Вчера вечером ходили мы в лес - уже успеваю после работы - с переводом на летнее время. Но вот аппарат мой уже год, как отказывается самостоятельно наводить на резкость, соответственно снимать движущиеся объекты стало очень затруднительно... Плывут.

IMG_6409

Read more... )
IMG_6431
mbla: (Default)
Ну, и ещё один пасторальный день – предпоследний день каникул. Просто длинная прогулка кругом – по холмам, по долам, мимо лавандовых полей, – слюнки текут – в июле будут они синие-синие, через черешневые сады – там зелёные завязи – ещё недели две, и будут спелые ягоды, – огромные сады, полные черешни, совсем не огороженные. И сосёт под ложечкой слегка – вот и этим каникулам конец…

Очень много облаков

IMG_2703



IMG_2704



IMG_2706



IMG_2707

Read more... )
mbla: (Default)
Попросту, бросив машину в деревне Revest les brousses, целый день гуляли по полям, по лесам, по холмам, через деревеньки, через речку - сделали здоровый круг и, пообщавшись с осликами (отдельный приз!), вернулись к машине.

IMG_2224

Read more... )

IMG_2336
mbla: (Default)
Ну, толстая, как три свиньи - и што? Чем не Анна Каренина? Она не худей была. Юлька, правда, считает, что выше бери - царица Савская!

IMG_6318



"Культурный дОсуг включает здоровый сон"

IMG_6324



В ожидании не Годо какого-то там, а творожника. Когда Юлька по доброте несказАнной их на воскресный завтрак жарит, Таня молится за упадание творожника на пол со сковородки, или за подгорание творожника. Молитвы не всегда, впрочем, действуют (ну дык, всегда ни у кого не получается), но дань - один творожник с завтрака Тане всяко полагается. А Грише - пофиг

IMG_6329

IMG_6331

October 2017

S M T W T F S
1234 567
89 1011 121314
1516 1718 192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 20th, 2017 05:48 pm
Powered by Dreamwidth Studios