mbla: (Default)
Я с ним познакомилась вечером на длинном пляже, там где лесные холмы спускаются к полосе песка у воды. Ну, и взяла с собой, хоть и не люблю такого. Но вроде бы этот Дракончик-Конёк-Горбунок не возражал против путешествия в Париж. Ракушку я взяла на дне, пришлось мне за ней не один раз нырять. Ну, и раз уж она была необитаемая, я её тоже прихватила.


IMG_8632



IMG_8623



IMG_8625

А в сверхбардачной гостиной я не умею фотографировать. Мне не разгрести так, чтоб в кадр не попал какой-нибудь обычный привычный разор.
mbla: (Default)
Два осталось дня.

Ещё один год завершился. Кусок жизни, заточенный в стекле, залитый светом до последнего уголка.

Таня (та, которая не собака) посчитала, что из месяца тут я провожу в воде примерно пять суток.

Утром огромные капли росы висели на жёрдочках, на которых мы сушим купальники, и купальники были совершенно мокрые.

«Уж небо осенью дышало» – сообщила я народу про росу, в полусне бредя чистить зубы – «уж реже солнышко сверкало» – продолжила Галка, и хором – «короче становился день».

Заметно короче.

Как Ваське всегда не хотелось на север от этого пронзительного света, от разноцветной зелени, в которую всё время он тыкался взглядом.

Камень, на котором он сидел и глядел на паруса по вечерам, очень всем нужный камень, стоит себе. На него иногда кто-нибудь присядет, или обтрясёт об него обувку от песка перед тем, как её надеть, входя в рощу. По Борхесу – камень на месте, он не пропадёт, потому что нужен.

А я сегодня тычусь в давнее лигурийское, с нашего первого с Васькой вместе Средиземного моря.

***
Довези до Парижа
Этих рàкушек пустяк:
Приглушённые прежде –
Возле уха шелестят,
И виденьем прозрачным
Вдруг проступят на стене
Две соломинки-мачты,
Заточённые в окне.

Довези до Парижа
Привкус моря на локтях –
Волны снова оближут,
В камни пеной колотя,
И в бутылке зелёной
Повернутся на столе
Виноградные склоны,
Заточённые в стекле.
Лигурийские скалы –
Привкус неба на душе.
Притворись, что искала
То, что найдено уже...

Vernazza – Париж, 1992
mbla: (Default)
В наших утренних заплывах совершенно необходимо нам доплывать вдоль скал до вида на городок Лаванду, до вида на колесо обозрения, стоящее там на кончике мыса.

Иногда по утрам бывают волны, ударяют в Танин чёрный собачий нос.

Последние дни мы ходим по утрам плавать впятером, и Таня очень нервничает – она до пяти щитать не научилась, потому как в школу мы её не отдавали. И очень ей страшно кого-нибудь не досчитаться. К тому же Славка учапывает кролем в середину моря, а Таню за ним не пускают, так что в начале пути Таня от беспокойства крутит башкой и тоненько попискивает. Потом, когда Славка исчезает в зелёной дали, а остальные плывут близко друг от друга и болтают наплыву, она успокаивается.

Есть ещё одно ежеутреннее лёгкое грызущее беспокойство – а вдруг в одно непрекрасное утро мы доплывём до угла, заглянем за него, а там – нет колеса, ну, нет как нет. И как мы это переживём – представители новой религии – колесопоклонники?!

Каждое утро начинаем мы со встречи с колесом, ещё до кофе! Взгляд из воды на колесо пробуждает нас.

И вот сегодня утром мы подобрались к объекту нашего поклонения поближе.

В половине седьмого в саду на пороге моей комнаты появилась Галка с важным вопросом – как отключить ток, который каждый вечер, защищая сад от кабанячьего нашествия, мы врубаем в изгороди, обводящей сад. Они со Славкой собрались ехать в Лаванду на маленький рыбный рынок в порту, куда рыбаки привозят ночной улов.

Я, продирая глаза, решила, раз такое дело, с ними отправиться тоже.

Дорога была почти пуста, хотя мы обогнали одного велосипедиста, у которого под левой рукой на руле трепыхался полиэтиленовый мешок. «За рыбой едет» – решили мы, наверно, мы ещё не опоздали.

Город Лаванду с пустыми парковками, с немногочисленными прохожими был свеж, умыт, и розовые его дома сияли на солнце. На набережной мы заметили два открытых кафе и решили, что купив рыбу, пойдём кофе пить. Авось тогда проснёмся.

По дороге к рынку мы заметили небольшую машинку, перед ней шёл человек с длинной пылесосной трубой, тянущейся от кабины. Труба заглатывала в себя сухие листья и прочий мусор.

Задумчивая невыпившая кофе Галка сказала: «Смотрите как интересно – он ведёт машину в поводу». Но её ждало разочарование – нет, машину не тянули на верёвке, как тот бронепоезд, которым любовалась тётя Надя, ожидая, когда же комиссар вынет жилистый конец, – у этой машины за рулём, как ни странно, сидел второй человек.

Когда мы дошли до порта, мы увидели, что стеклянный павильончик рыбного рынка с прилавками внутри закрыт, и на дверях написаны часы работы – с восьми до одиннадцати.

Нам ничего не оставалось, кроме как отправиться пить кофе на набережной в ожидании открытия. Выпив кофе, мы решили зайти в булочную, – там была девчонка, с ног до головы вымазанная в муке, которая сказала нам, что тёмный хлеб у неё стоит в печке – не раньше, чем через час будет готов. Поутру – одни багеты.

Когда мы во второй раз подошли к заветному рыбному павильончику, он всё ещё был закрыт, хотя на часах было уже почти что восемь.

И тут раздался колокольный звон. Галка взволновалась – она решила, что это звонят, оповещая людей об открытии рынка, и нам со Славкой пришлось её слегка разочаровать, напомнив ей, что не все люди принадлежат нашей колёсной религии, бывают и другие конфессии, и звонят, возможно, в церкви (непонятно, впрочем, с чего бы вдруг в восемь утра звонили).

Мы кинули на рыбный павильончик более внимательный взгляд и заметили, что боковая дверь открыта. Сунулись туда и увидели двух полуголых мужиков, которые задумчиво починяли сети. На вопрос о том, когда ж рыбаки вернутся с рыбой, нам было отвечено, что, ну, может, в 9, может, в половине десятого, а кто-то и в одиннадцать.

Ждать столько времени не входило в наши планы, и просто на всякий случай, мы подошли к причалу и тут увидели, как из-за всяких яхт и прочих развлекательных плавсредств вдруг выскочил голубенький вёрткий кораблик с лебёдкой на корме – явно рыбачий. Он прочухал к пристани, двое мужиков быстренько его на крюк привязали и вытащили пару ящиков ещё трепещущей рыбы.

Рыба была совершенно разнокалиберная и разнопородная. Мы извлекли из ящика несколько представителей семейства дорадовых, одну камбалу. Тем временем подошла черноволосая черноглазая средиземноморского вида тётка средних лет, – жена рыбака, которого ждали к одиннадцати. Мы его ждать, само собой, не стали.

А рыбка на гриле была не чета обычной магазинной – но, конечно, напомнила мне об извечном противоречии – я среди этих рыбок плаваю, наслаждаюсь их обществом, ненавижу подводных охотников, превращающих живое в неживое…
mbla: (Default)
100_6578

***
Живёт только тот, кто ждёт.
Чего? Да не это важно –
Телесно, а не бумажно,–
Хоть лето, хоть Новый год –
Кто ждёт, к тому и придёт
Да пусть хоть по крыше кот:
Предвестье стихов – мурчанье.
Над морем миражей качанье
Ещё строку принесёт...
Сраженье. Спектакль. Свиданье...
Хоть мёд из овальных сот,
Хоть камушек в огород...

Живёт только тот, кто ждёт.

1 января 2013



100_6063


100_6087


IMG_6702


100_7006



DSCN6234



Нюшка за рулём Сен-Мишель
mbla: (Default)
А по вечерам у нас культурная программа.

Вчера мы долго искали в сети песню про Марусю, ту, которая то ли отравилась, то ли в грудь себе вонзила шашнадцать столовых ножей. Я была убеждена, что Маруся загадочным образом сумела и в грудь себе вонзить, и отравиться. Мало того, «на стол Марусю ложат шашнадцать штук врачей, и каждый врач ей ножик вытаскивает из плечей». Увы, интернет надежд не оправдал, там было много вариантов песни про Марусю, но моего не нашлось. Все сетевые версии оказались скучными, – либо она отравлялась, либо ножики вонзала, и никто их из плечей не вытаскивал.

Потом мы поискали песню про раввина и дочку Енту, но тоже ушли несолоно хлебавши.

Не нашли мы той прекрасной версии, которую пели родители, и которую Машка по Юлькиной просьбе вдумчиво исполняет в каждый свой приезд.

Сегодня за завтраком мы обратились к классике и обнаружили, что мы не помним целиком на семерых «Сказку о царе Салтане». Так что сегодня после ужина мы будем её читать вслух.

Потом и сказку о Мёртвой царевне прочтём.

А завтра, глядишь, перейдём к операм. Бегемот будет пиковой дамой, Славка – Германом, а Нина – Лизой, мы её нарядим в ласты, чтоб удобней было топиться в Зимней канавке.

А кроме того, сегодня мне повезло – я наконец повстречалась с осьминогом, который захотел со мной дружить. Он был неглубоко, над песком, размером был с большое блюдце, если щупалец не щитать, и за ним плавала рыбка-подружка. Осьминог был повышенной разноцветности – и красный, и жёлтый, и зелёный, и синий. Я к нему подныривала, когда он распластывался на песке, и он не возражал, потом мы вместе плыли, – я над ним, и рыбка у него в хвосте. Потом он опять ложился на песок, и я опять подныривала. Минут пятнадцать мы вместе плавали, потом я с ним распрощалась – мы повстречались уже в конце моего плаванья, почти на пляже, где я входила в воду за три часа до встречи с ним, и из-за ветра по спине я начала подмерзать.

Мурену я тоже встретила. Она глядела на мир из-под камня. Но мне не удалось донырнуть до неё, чтоб уговорить её разинуть зубастый недружелюбный рот.
От лета осталась последняя неделя.
mbla: (Default)
Когда я сегодня плавала три часа и три четверти – вдоль берега через череду бухт к дальнему камню, который на карте называется островом, потом обратно, с заплывом на отстоящее от берега нагромождение камней, потом на дальнюю мель возле самого фарватера, где снуют моторки, я вспоминала сказки, где королю какая-нибудь фея сообщает, встретив его на охоте, что дома ждёт его важная новость.

Кажется, я впервые поняла их смысл. Уйдя на охоту, сказочный король ломал течение времени. На охоте он мог провести день, а дома, чёрт его знает, сколько дней прошло.
Так вот и плывёшь – и время течёт медленно, линейно, а что там дома, пока ты плавал? Век прошёл, месяц?

А может, вообще времени нет, где нас нет?

Плывёшь еле шевеля ластами над синей стеклянной бездонной глубиной, плывёшь над розовой скалой, стараясь не лечь пузом на мель, не исцарапаться.

Плывёшь над песком, где скользят маленькие камбалы. И вдруг из-за камня, из щели – осьминожище – не огромный – не маленький, плывёт, вытянув щупальца. Устроился на камне – распластался зелёный. И не так уж глубоко. Удалось нырнуть нос к носу – к его глазам на стебельках. Ося, Осенька! Вблизи он оказался синий. Сверху зелёный, а как поднырнёшь, сверкающий синий.

Впервые в жизни мне удалось пожать осьминожью лапу. Наощупь она как резиновая присоска. Хорошая такая лапа.

***
А в Йере на базаре, рядом с баклажанами всех цветов и помидорами всех размеров, рядом с продавцами, попивающими кофе, – кто-нибудь с подносом бежит в ближайшее кафе, и обносит чашечками коллег, – рядом с захлестнувшими улицу столиками, мужик на аккордеоне, как каждую субботу, наигрывает слегка фальшиво – давнее общее всехнее – живём-хлеб жуём – вон сколько багетов тащит народ из булочной…

***
Зелень лавра, доходящая до дрожи.
Дверь распахнутая, пыльное оконце,
стул покинутый, оставленное ложе.
Ткань, впитавшая полуденное солнце.

Понт шумит за черной изгородью пиний.
Чье-то судно с ветром борется у мыса.
На рассохшейся скамейке – Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса.
mbla: (Default)
В ящике среди персиков проживал жук. Большой блестящий с крепкими клешнями жучище.

«Да – сказал наш любимый продавец арбузов и персиков – иногда и лягушки поселяются в персиках».

– И вообще, вы, небось, думаете, что «la pluie des grenouilles» –это фигура речи, а я вот неоднократно наблюдал лягушачий дождь. В реке живут головастики, а потом вдруг почему-то давление увеличивается, и их выбрасывает в небо, и в облаках они превращаются в лягушек, а потом лягушки с неба падают вместе с дождём. Да-да, я сам видел!

Ну что ж, если браки совершаются на небесах, то уж головастикам превращаться в лягушек сам бог велел исключительно в облаках!
mbla: (Default)
На рынке в том магазине, где я покупала оливу, всё тот же мужик с ласковым голосом и сочувственной улыбкой, – не продавец, а добрый знакомый, которому очень приятно с высоты своего опыта сказать утешительное, заверил меня, что оливы не горят!

Кто бы подумать мог, что они разделяют это свойство с рукописями!

– Если корни остались, значит, будет жить! Вы не представляете, какие оливы живучие. А что не растёт – дык, знаете, как они медленно растут. Олива – тут он показал руками рост примерно мне по плечо – такие они в 120 лет.

Похоже, что не судьба мне увидеть Васькину оливу, когда ростом она станет мне хотя бы по колено.
Что ж – будущим летом, когда закончатся восстановительные лесные работы, надо будет посадить рядом с нашей упорной малюткой деревце по грудь, чтоб оно часовым стояло!

Пусть растёт олива – тянется в будущее и она запиской в бутылке, как плывёт туда написанное Васькой, не востребованное сейчас – верю, что доплывёт, а что ж мне ещё остаётся? И даже я зачем-то стучу по клавишам, закидываю тексты в нечитаемый полудохлый журнал – а что ж ещё делать, как не записки в бутылках в море кидать?

ВЕЛИКОЕ ЗЕЛЁНОЕ МОРЕ

Чем к берегам Средиземным ближе,
тем шире звонкий размах
Качанья цветов, бамбуков, сосен в долинах и на холмах.
Не нужно от воздуха или воды одеждой себя защищать!..
И колыбель человечества земля продолжает качать.
А значит на самом деле мы
не взрослые и теперь:
Притворяемся мы «большими»,
а сами опять и опять...

Это зелёное море – открытая в прошлое дверь,
Распахнутая... А там – Неаполь, Мессина, Марсель,
Одесса, Стамбул, Феодосия и... карты протёрты до дыр!..
Там кораблишки морских бродяг то и дело садились на мель,
От Гибралтара и до Азова – всё тот же ахейский мир!
А чем дальше ты от него, тем глуше
нимф и тритонов хор,

Сюжет цепляется за сюжет – из мифа растёт роман,
Строка цепляется за строку – не повториться бы ей –
В себя вместит она хоть Илиаду, хоть Библию и Коран,
Хоть толпы песен, баллад, сонетов и то, чего ещё нет...
Смешает с красками южных базаров морей переменчивый цвет,
И рощи тысячелетних олив, и тень парусов по волнам...

Спектакли несчётных событий прошли –
Но сцена осталась нам!

11 августа 2012
IMG_8344
mbla: (Default)
А они вчера действительно падали. Димка, конечно, сказал, что это небесные булыжники, которым не удержаться вместе, чтоб составлять какое-никакое небесное тело (небесной замазки не хватило?), обрывки какой-то дохлой кометы, и земля фактически летит сейчас через небесную, считай, помойку, каждый август через неё пролетает. Ну, вот у Лема рассказ – «спасайте космос» - мало ли мусора в нём болтается – океаны как мы засрали полиэтиленом!

Но с кометой мы точно не виноватые, сама развалилась, без нашей помощи.

Ну, небесные булыжники – а красотища-то какая!

После ужина погасили свет в саду и встали на дорожке.

Оказывается, очень много всякого по небу во тьме летает – самолёты в Ниццу и из Ниццы, спутники, мотыльки, летучие мыши. Голова устаёт задранная. В конце концов, небольшая неяркая звёздочка пролетела, зашипела и потухла.

Было уже около часа, народ наш разбрёлся спать. Но я не сдалась. Отправилась я на нашу плоскую крышу, где стоит шезлонг, развалилась в нём и стала ждать, вдыхая сосенный дух. Гриша со мной пошла, шелестела крышной травой, сходила на соседскую крышу, вернулась. А я лежала-глядела на очень яркую Вегу, на отчётливое W Кассиопеи, на припыленный Млечный путь.

И вдруг началось! Штук шесть небесных каменюг упали друг за другом – яркие спелые звёзды! Некоторые проносились метеорами, другие успевали подмигнуть прежде, чем свалиться за лесной холм.

И наконец через полнеба пролетела звездища с огромным павлиньим хвостом. Я подождала ещё минут десять, всё было тихо, приколоченные к небесам звёзды слегка помаргивали, самолёт мигнул красной лампочкой. Ну, и пошли мы с Гришей спать в кровать.

Через пару часов, Таня с Гришей разбудили меня шебуршеньем, хоть я их и не просила. Но уж раз разбудили, вышла в сад пописать – и конечно же, ещё одна звезда шлёпнулась по мягкой дуге.
Утром выяснилось, что некоторые звёзды попАдали в Средиземное наше море, потому что вода с вечера несомненно согрелась, – кому, кроме как шипящим звёздам её ночью греть?
mbla: (Default)
Что происходит на свете – да просто мистраль!

Дует-выдувает из долины Роны, из Швейцарии к нам, с моря сдувает тёплую воду, морщит морскую гладь, и бегут от берега мелкие низкие баранчики блинчиками от камушков.

А наша бухта на боку мыса, так что у нас северный мистраль дует не прямо с берега на море, а включает ещё и составляющую вдоль берега.

Пошли мы вдвоём с Таней утром плавать, как обычно, – ну, разве что в охладевшей слегка воде, – в сторону цивилизации – плывём вдоль скал к углу мыса, от которого вид на городок Ля Фавьер и на колесо обозрения там на пляже – до нашей всегдашней конечной точки – полчаса туда и обратно – как раз утреннее плаванье. Туда плывём – ух, с ветерком, подгоняет он нас – плывём – песни поём – стихи читаем.

А когда обратно повернули – тут-то ветер в лоб, Тане вовсе противными бурунчиками в нос целится – плывём и почти не продвигаемся, всё время приходится намечать очередной камушек –удовлетворённо его проплывём – и к следующему.

А на нас трое ребят с тропы смотрят внимательно.

Доплыли, вылезли на нашем лодочном спуске, и ребята подошли, говорят: «Мы тут смотрели, не нужна ли вам помощь, видно было, что плыть-то трудно».

А потом гулять по тропе пошли впятером с Таней, плавали все вместе в почти укрытой от ветра бухте, мы с Катькой и с Таней втроём довольно далеко от берега отплыли – надо Таню готовить к водным соревнованиям по классу пуделей. А потом Сенька научил Таню важному собаческому – ни одна палка не должна остаться в воде не найденной и не спасённой – целый час плавала она за палками, тренируясь на ретривера.

Вечером пришлось натянуть носки и свитера.

А сегодня мистраль – взял, да кончился!
mbla: (Default)
Тихо, совсем тихо. Ещё молчит механическая равномерно железная птица, уже молчат сойки.

Летучая мышка прохлопала крыльями, Гриша – не летучая кошка, и воздушных шариков к ней не привязывали – незачем, она на здоровых лапах крадётся по саду.

После поливки – побрызгала из шланга, неглубоко, – мощный запах столбом от земли.

Как всегда, плавала, как всегда, глядела на сосновый берег, подныривала, тянулась за перламутровыми ракушками – всё как всегда.

Почему даже выносить помойку в укреплённый, чтоб защитить от кабанов, каменный бак за воротами, – отдельная радость? Потому что перед тем, как зайти обратно в сад, стоишь под соснами, глядишь на фонари на дорожке, на лампу над столом? А спиной чуешь рощу, а за ней море... А потом медленно бредёшь по дорожке – мимо фонаря, мимо Васькиного олеандра, мимо кустиков розмарина.

Здесь – в этих соснах и пробковых дубах, в плеске и бормотанье, среди рыб – зелёных и синих, и в золотых полосках, – когда вообще не хочешь про социум, а только про закаты и луну, про свет сквозь воду – здесь стоишь ночью в саду – и бесчеловековый мир расположен и разговорчив, и готов тебя принять – просто так, совершенно ничего не требуя взамен. Стой-гляди-глаза проглядывай, разденься догола и кожей ощущай мироздание – плывёшь-плывёшь-плывёшь...
mbla: (Default)
Сегодня получилось подтверждение, что я не принцесса. Около девяти утра, когда я медленно продирала глаза с мыслью о том, что пора идти плавать с Таней, я обнаружила, что под боком у меня что-то очень твёрдое. Это была попавшая под простыню бельевая прищепка.

Но хоть я и не принцесса, со мной общаются осьминоги. Мы с ними в гляделки играем. Ну, и когда я уж совсем из терпения какого-нибудь вывожу бесконечным подныриваньем, он плюёт в меня чёрными чернилами и уходит в ближнюю щель.

Полнолунная луна, которая вчера затмевалась, как я сегодня поутру узнала, у нас это делала слишком рано, в девять вечера, когда ещё светловато. А я-то болтала в час ночи по телефону на крыше, глядя на белую круглую лунищу и всё надеялась, что она покраснеет.

Часа в три ночи я проснулась, обозлившись, что кто-то зажёг фонарь – каждый август хоть раз, когда полнолунная луна подходит ночью к проёму открытой двери в сад и нагло глядит в комнату, я просыпаюсь с возмущением. Но сегодня ночью ещё и несобаке Тане приснилось, что я её ругаю за то, что она ночью включила свет. В её комнату луна могла попасть только через окно.

Цикады не умолкают. Заяц проскакал через рощу, сверкая белой попой.

И одну звезду в падении мне удалось в последнюю минуту подхватить взглядом.

***
Утреннее удивленье –
Бесконечным кажется день и...
Но наступает вечер –
И удивляться нечему...

Дубы, разумеется, кривы
С ветвями, жарой оголёнными,
И что-то искрится сзади:
Серебристые листья оливы
Только в сумерках станут зелёными
Под небом, выцветшим за день...

Глаз без меры зелени просит:
И к закату – на полчаса
Вспыхнут на мачтах сосен
Зелёные паруса.

Кстати, тут строчки Гейне
Упраздняются сами собой:
Никто ни о ком не тоскует,
А пальма – рядом с сосной.

mbla: (Default)
Вчера мы, раздобыв самый прочный клей для камня и металла, поехали подклеивать отвалившуюся от жара табличку.

Туда ездить – ком в горле, глядя на обугленные дубы. Готовишься, укрепляешь себя к этому первому взгляду. «Барокко пробковых дубов» – умерли, как стояли, протягивая играющие ветки, – ну, а может, мы всё-таки в замке спящей красавицы? Вдруг дубы из живых корней восстанут из праха?

Вчера я вспомнила про Джейн Эйр – как она увидела первым взглядом сгоревший Thornfield.

Юлька, поглядев на погнутые торчащие из земли прутья загородки, окружавшей нашу оливу, подумала, что хорошо бы их выдернуть, чтоб не оставлять металлолома на обожжённом холме.

Кольке это с немалым трудом удалось – выкрутить эти кривые впившиеся в сухую землю прутья, но прутьев оказалось всего три, при том, что было их то ли четыре, то ли пять, мы не помнили.

Юлька сидела на корточках и задумчиво палочкой ковыряла просохшую до нутра землю.

И вдруг из земли показался крепкий обломок ствола, а от него два ответвления – как лира. Это была наша неподросшая задеревеневшая олива. Гусеничная машина не выдернула её, не выкинула безжизненную.

Она продолжает уверенно стоять, вцепившись в землю невидимыми корнями...

Машина сорвала верхушку с листьями, засыпала землёй ствол с тремя отростками.

Жива ли она? Мы помчались в машину за водой. Я лила её на землю вокруг ствола, лила, пока земля соглашалась воду впитывать…

Read more... )
mbla: (Default)
Говорят, жара на юге, потому что сирокко дует из Сахары. Впрочем, у нас жара откликается – теплейшей водой в море и ветром по плечам. К утру подтягиваешь одеяло, под простынёй зябко.
Суббота – рыночный день в Йере, и нам там обрадовались, как родным – «давно не были» – «ну да, год прошёл».

Мой любимый тянущий носовые южный акцент.

Главная французская новость последних дней – панда Хуан-Хуан родила двойню в зоопарке Боваля. Увы, второй, которого попытались выходить в инкубаторе, несмотря на все человеческие усилия, не выжил. А панды, оказывается, если рожают двоих, то оставляют себе сильнейшего, а слабый помирает. Двоих пандихе не выкормить.

Нам сообщили, что либидо у панд почти на нуле, поэтому Хуан-Хуан искусственно осеменили.
Интересно знать, как выживает в природе вид с либидо почти на нуле?

А рождается пандёнок весом в 150 грамм, голый розовый эмбрион.

Говорят, что людям покажут пандюшу месяца через три, но зоопарк тем не менее народ уже осаждает, и вокруг пандового дома толпятся люди, смотрят фотки и читают последние сведения о здоровье мамы с младенцем. Ну, а папа о ребёнке не думает, а только про свежий вкусный бамбук, – сообщают в последних известиях.

Впрочем, папа, возможно, и не в курсе, что он папа.

Глядя на крадущуюся по вечернему саду Гришу, Колька задал риторический вопрос: «Интересно, из тебя и Гриши, кто больше любит Лё Гау». И тут же сам на него ответил: «Наверно, всё-таки Гриша, у тебя ведь есть и другие любимые места».

Гриша ездит и в Бретань, и в Люберон, но сразу видно, что здешний сад – её истинный дом. И Васькин.

У меня, да, есть ещё любимые места, и, наверно, мне, чтоб отгибать пальцы, припечатывая очередную точку в пространстве, оставить свободными обе руки, – но когда, проплыв с часок, сдёргиваешь на несколько минут маску и, пошевеливая одним пальцем, глядя на заросшие лесом холмы, качаешься в нежной воде, ощущая гад морских подводный ход пятками, , – тогда улёт.
mbla: (Default)
Знакомый мужик продаёт в палатке у дороги овощи и прочие арбузы – день без арбуза – это безарбузие – Димка говорит, – хрустят арбузы под ножом, течёт сок, слипаются пальцы, а я не забываю поклониться московскому дядюшке, умершему с год назад в 94, или что-то в этом духе, – «арбуз надо есть так, чтоб уши были мокрые» – и вдруг как-то вечером нет арбузов – раскупили.

У мужика громадная чёрная лабрадористая собака – подсовывает башку – чешите меня!

Ветром продрало крышу палатки, чинить теперь, а в пожары все овощи сгнили – шутка ли, три дня дорога была закрыта.

– Спасибо, что напомнили, надо ж на завтра арбузы заказать.

– Уж оставьте нам завтра хороший арбуз.

Колька за ним отправился: «Ну, я скажу, дайте мне арбуз, который заказывала дама с таким же акцентом, как у меня».

Бегемот, правда, утверждает, что мой акцент не русский, а незнамо какой.

Таня после утренних плаваний – до угла скал, где за поворотом показывается на пляже в городке Лаванду колесо обозрения, – валяется в песке под кустом – Бегемот щитает, что она хочет стать чёрным пуделем.

ПиздИм – о чём знаем и о чём не знаем – про заботу о слабых в мусульманстве, про отношение к смерти в христианстве и у атеистов, и про русских князей, убеждаясь по википедии, что никак не все они Гедеминовичи и Рюриковичи, ну, и можно ещё высказать своё просвещённое мнение о том, кого из наследников посадить на английский трон, и нужны ли были девственницы в древнем Китае, чтоб варить их в котле для спасенья городов от драконов. И что время всё-таки – не одни только разлуки, встречи тоже бывают.

Собаки устраивают ночные концерты – хор, солисты вступают в разное время, отвлекают от механической птицы, метрономом отмеряющей минуты.

И обступает ночной сад под огромным небом, и бормочешь «потерявший конечность, подругу, душу» – и нигде граница между собственной кожей и мирозданием не бывает такой тонкой, как тут.

Дрожит годовая стрелка на отметке «август», воздух звучит цикадами, надувает сосновые кроны, вот-вот взлетят. Васька сидит за компом у стола.

October 2017

S M T W T F S
1234 567
89 1011 121314
1516 1718 192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 11:20 am
Powered by Dreamwidth Studios